Картина Мира

Династии еврейских финансистов

Пачкалов Александр Владимирович Канд. ист. наук, доцент кафедры «Экономическая история и история экономических учений» Финансового университета. Источник: журнал «Гуманитарные науки. Вестник Финансового университета».

В финансовых династиях, исторически связанных с территорией Нидерландов, выделяются как семьи местного происхождения, так и выходцы из других стран, обосновавшиеся в Голландии для ведения финансовой деятельности. Уже в XV–XVI вв. в Голландии располагались конторы итальянских банкиров. В Нидерландах в это время успешно действовал один из филиалов банкирского дома Строцци — семьи флорентийских аристократов, долгое время занимавшихся финансовой деятельностью. После изгнания в 1492 г. евреев-сефардов с территории Пиренейского полуострова многие из них смогли найти убежище в веротерпимой Голландии. Это были семьи Барухов, Лопес Суассо, Перейра, Пинто, Мокатта, Рафаэлей и др. Особенно важную роль среди этих фамилий играла семья Лопес Суассо, происходившая из португальских марранов (евреев, вынужденно принявших христианство под давлением инквизиции). В XVI в., после изгнания из Португалии, они поселились в Лондоне, Антверпене, Бордо и других городах, а в XVII в. переселились в Амстердам, где, благодаря толерантной политике властей, открыто вернулись к иудаизму. В XV в. в мировой экономике господствовали Португалия и Испания, но с XVI в. начался экономический упадок этих стран. В XVII в. Голландия (северная часть провинций Нидерландов) после успешной революции и освобождения от испанского владычества стала первой капиталистической республикой, а Амстердам — мировым финансовым центром. Марраны сыграли огромную роль в экономическом подъеме Голландии в XVI–XVII вв.— их переселение туда привело к движению капиталов из Португалии в Голландию. Типичным примером, отражающим перемещение капиталов с Пиренейского полуострова в Голландию, является история семьи Лопес Суассо. Банкир Антонио Лопес Суассо (1614–1685 гг., известен также как Исаак Израэль) женился на представительнице богатейшей и старинной сефардской семьи де Пинто. Он имел большое политическое влияние в Голландии, пользовался поддержкой короля Испании Карла II и получил от него наследственный титул барона д’Авенар Ле-Гра. Известно, что Антонио Лопеса Суассо был самым крупным налогоплательщиком Амстердама. Его старший сын, Франсиско Лопес Суассо (ок. 1657–1710 гг., известен также как Авраам Израэль), был одним из наиболее богатых евреев Голландии и одним из наиболее влиятельных банкиров в Европе в конце XVII — начале XVII в. Франсиско Лопес Суассо предоставил в 1688 г. значительную ссуду в два миллиона гульденов Вильгельму Оранскому для захвата английского престола, обеспечив при этом и переброску войск в Англию. Вильгельм Оранский, захватив английский трон, став королем Вильгельмом III и создал Английский банк, ставший в XVIII в. важнейшим финансовым центром мира. Он оказывал большое покровительство евреям, поддерживая их коммерческие предприятия. Известно, что во время правления Вильгельма III представители семьи Лопес Суассо играли заметную роль в финансовой жизни Англии. Франсиско Лопес Суассо первым браком породнился с представительницей гамбургской банкирской семьи Тексейра, одной из богатейших среди португальских евреев, а вторым — с семьей богатых евреев да Коста (вторая жена Франсиско Лопеса была дочерью управляющего Банка Англии). Антонио Лопес Суассо (1695–1775 гг., известный также как Исаак Лопес), сын Франсиско Лопеса Суассо, также занимался банковской деятельностью. Семья Лопес Суассо была тесно связана с голландской Ост-Индской компанией, акционерами которой были представители семьи (важнейшая часть акционерного капитала голландской Ост-Индской компании принадлежала евреям-марранам).

Долгое время важное место в финансовом мире Нидерландов занимала семья Перейра — сефарды, выходцы из португальских марранов. В XVII в. Исаак Перейра занимался в Амстердаме торговлей с Вест-Индией и Америкой. Во многом благодаря марранским капиталам стало возможным снаряжение из Европы больших заморских торговых экспедиций в XVII–XVIII вв. В Новом Свете и в Англии семья была известна под более ранним еврейским именем Абендана. Известно, что Якоб Перейра (один из потомков Исаака) из Амстердама стал одним из главных спонсоров (наряду с Лопес Суассо) для снаряжения военной экспедиции в Англию принца Оранского, которая привела к воцарению его на английском престоле, к «Славной революции», а также к созданию Английского банка. В конце XVII — начале XVIII в. одним из наиболее богатых людей Англии был Моисей Лопес Перейра (другой представитель семьи Перейра). Семья евреев-сефардов, выходцев из марранов, де Пинто, долгое время действовала в Португалии, но наиболее известные страницы ее истории связаны с Голландией, где де Пинто основали банкирский дом. Подъем коммерческой деятельности семьи пришелся на Амстердам XVII–XVIII вв., когда де Пинто были одними из наиболее богатых евреев Голландии, тесно связанными с домом Оранских. Они предоставляли финансовую поддержку Вильгельму IV Оранскому, в том числе при создании Английского банка в 1694 г. В середине XVIII в. Де Пинто оказывали существенную помощь государственной казне Голландии. Они были тесно связаны с деятельностью голландской Ост-Индской компании, в которой занимали руководящие должности. Деловая деятельность семьи проходила также в Южной и Северной Америке. Они поддерживали еврейскую общину Амстердама. Де Пинто находились в родственных отношениях с семьей еврейских финансистов Лопес Суассо. Наиболее известный представитель — Исаак де Пинто (1717–1787), автор научных работ по теории биржи. Члены семьи играли важную роль в жизни Голландии (в том числе в области банковской деятельности) вплоть до XIX в. Некоторое время в Голландии занималась финансовой деятельностью семья евреев-сефардов марранского происхождения Мокатта. После изгнания евреев из Испании они проживали в основном в Голландии, но после того, как Оливер Кромвель разрешил евреям жить в Англии, во второй половине XVII в. переселились из Амстердама в Лондон. Семья Мокатта также сыграла важную роль в развитии Банка Англии. Еще одна семья сефардов, Рафаэли, стала заниматься финансовой деятельностью несколько позже. В 1787 г. голландский торговец Рафаэль Рафаэль основал в Амстердаме Raphaels Bank (или R. Raphael & Sons). С началом наполеоновских войн деловая активность этой семьи, как и у других сефардов, была перемещена в Лондон. Еврейская семья Гумперц (Гомперц) занималась финансовой деятельностью в различных регионах Европы по меньшей мере с XVI в. Экономическое возвышение семьи связано с событиями Тридцатилетней войны (в качестве придворных факторов они занимались поставками вооружения и обмундирования в армию). Первые сведения о финансовой деятельности относятся к Германии (в основном, в г. Эммерих из герцогства Клеве). Гумперцы были финансовыми агентами правителей Пруссии — великих курфюрстов Бранденбургских, в дальнейшем члены семьи переселялись в Голландию и другие страны. В XVIII в. Деловая активность Гумперцев была связана в основном с Голландией, а позже — с Англией. Известно о значительном инвестировании голландской ветви Гумперцев в Банк Англии в начале XVIII в.

В XVII–XVIII вв. Амстердам из-за обилия евреев и роста их влияния называли новым Великим Иерусалимом. Известно, что значительная часть акционерного капитала голландской Ост-Индской компании была в их руках. Среди еврейских финансовых династий ашкеназского происхождения (выходцев из Центральной Европы), занимавшихся своей деятельностью в Голландии, можно выделить Коэнов (или Барент-Коэнов), Голдсмитов, Бишофшаймов, Саломонов. Коэны (вероятно, фамилия происходит от Коган) вели финансовую деятельность в Амстердаме по меньшей мере с XVIII в. и были одним из наиболее богатых еврейских семейств в Голландии. Возможно, что к этой семье Коэнов относился и один из генерал-губернаторов голландской Ост-Индской компании. Во второй половине XVIII в. многие из представителей семьи переселились в Лондон, став в конце XVIII в. влиятельными банкирами лондонского Сити. Голдсмиты долгое время были связаны с немецкими городами (Нюрнберг, Франкфурт-на-Майне и др.), но в течение XVI–XVIII вв. один из центров деловой активности семьи был в Амстердаме. В XVIII в. они, как и многие другие финансовые семьи, переселились в Англию. Основателем английской династии финансистов был Аарон Голдсмит (1715–1782), ставший одним из наиболее известных лондонских банкиров второй половины XVIII в. Семья Саломонов также занималась финансовой деятельностью в Голландии до переселения в Англию в XVIII в. К более позднему времени относится появление финансовой династии Бишофшаймов. Ее история выглядит скорее как исключение на фоне становления других еврейских финансовых династий в Голландии. Уже после того, как их деловая активность была перемещена из Голландии в Лондон, Бишофшаймы создают банк в Голландии. Луи-Рафаэль Бишофшайм (1800–1873) в начале 1820-х гг. создал банк в Амстердаме, другие отделения банка были позже открыты в Антверпене и в Брюсселе. Представители семьи Бишофшаймов поддерживали тесные связи с еврейскими финансистами из Англии и Бельгии. Заметную роль в финансовой жизни Голландии играли Клиффорды — выходцы из Англии, и Хоупы — выходцы из Шотландии. Клиффорды известны по меньшей мере с XVI в. В связи с экономическим подъемом Голландии в 1630-е гг. семья переселилась в Амстердам. В 1701 г. братьями Георгом II Клиффордом (1657–1727) и Исааком Клиффордом (1665–1729) была основана компания George en Isaäc Clifford & Co. В 1713 г. братья-банкиры предоставили большой займ императору Священной Римской империи Карлу VI и польскому правителю Августу III. В XVIII в. Клиффорды предоставляли также значительные займы Англии, Дании и России. Наиболее известен сын Георга II Георг III Клиффорд (1685–1760), банкир, один из директоров голландской Ост-Индской компании, любитель ботанических садов, покровитель одного из основоположников биологии Карла Линнея. На протяжении XVIII в. семья Клиффордов играла активную роль в деловой жизни и в городском управлении Амстердама, у них были плантации в Новом Свете. Однако в 1772 г. банкирский дом Клиффордов обанкротился. В XIX в. Клиффорды переселились в Гаагу. К сожалению, архив семьи пропал в годы Второй мировой войны.

Хоупы — выходцы из среды шотландских торговцев, с XVII в. занимались финансовой деятельностью в Голландии. Аричбальд Хоуп (1664– 1743) и его дети Аричбальд (1698–1734), Генри (1699–1737), Исаак (1702–1767), Томас (1704–1779), Адриан (1709–1781) и Захария (1717–1770) занимались кредитными операциями в Роттердаме. Среди других известных представителей — банкиры Томас Хоуп (1769–1831), Адриан ван дер Хоуп (1778–1854). Томас Хоуп (1704–1779) открыл в Амстердаме банкирский дом Hope & Co (отделение функционировало также в Лондоне), тесно связанный с домом Оранских. Экономический подъем банкирского дома во многом связан с Семилетней войной (1756–1763). Семья Хоупов владела кораблями, организовывая эмиграцию в Америку, занималась работорговлей, торговлей колониальными товарами и алмазами, произведениями искусства. В конце XVIII в. Хоупы породнились с английскими банкирами Бэрингами, между двумя семьями были тесные коммерческие связи. В семье были также распространены браки с представителями видных торговых домов Нидерландов. Долгое время Хоупы сохраняли связи с Шотландией. Одно из изданий известного «Исследования о природе и причинах богатства народов» Адама Смита было посвящено банкиру Генри Хоупу (1735–1811). Хоупы, как и Клиффорды, предоставляли займы правителям Португалии, России и др. европейских государств. Деловая активность Хоупов была тесно связана с Россией, начиная со времен Екатерины II. Императрица предлагала Генриху Хоупу дворянский титул, но он отверг это предложение. Хоупы играли ведущую роль в предоставлении займов России при Александре I и при Николае I (займы проводились через банкирский дом Людвига Штиглица). В период наполеоновских войн Хоупы были вынуждены покинуть Нидерланды, переселившись в Англию. Деятельность банкирского дома во второй половине XVIII–XIX вв. была распространена в Испании, Португалии, Франции, Баварии, США, Швеции и России. Представители семьи были влиятельными членами голландской ОстИндской компании (играли ведущую роль в ее финансировании) и парламента, министрами, советниками штатгальтеров Нидерландов. Среди них были масоны и известные деятели Просвещения. В XIX в. семья Хоупов считалась одной из богатейших в Нидерландах и в Европе. В XIX в. банкирский дом специализировался на финансировании строительства железных дорог в США и России. Важным документом истории Амстердама и Нидерландов, а также голландской Ост-Индской компании является архив семьи Хоупов (1725–1940), хранящийся в Амстердамае. В семье Хоупов были крупные коллекционеры живописи (многие произведения искусства поступили позже в собрание Государственного музея Амстердама и др. музеи), коллекционеры редких растений. Одним из наиболее известных драгоценных камней мира является легендарный «алмаз Хоупа», названный по имени первого известного владельца — Генри Хоупа (камень был украден из собрания французской королевской семьи при невыясненных обстоятельствах). Хоупы — одна из немногих финансовых династий, которой посвящена отдельная монография.

Известные британские финансисты Бэринги некоторое время были связаны с Нидерландами (в XVII в.). Начав с торговли шерстью, Бэринги вскоре перешли на предоставление финансовых услуг (в сотрудничестве с амстердамскими банкирами Хоупами из банка Hope & Co, с которыми были в родственных отношениях). Благодаря возвышению Лондона в XVIII в. за короткий срок капиталы Бэрингов выросли с 20000 до 200000 фунтов стерлингов. Первые сведения о семье Силлем как о гамбургских торговцах восходят к XVI в. (возможно, ранее члены семьи проживали на территории Голландии). Силлем занимались также торговой деятельностью в Голландии, Фландрии и Англии. Среди членов семьи было большое число представителей администрации Гамбурга (бургомистры и др.). Банкирский дом «Силлем» был основан в Амстердаме Иеронимом Силлемом (1768–1833). В XIX в. представители семьи играли важную роль в финансовой жизни Нидерландов, выступали в сотрудничестве с банкирской семьей Хоупов, также имели тесные связи с британскими банкирами Бэрингами. Среди известных амстердамских банкиров: Эрнст Силлем I (1807–1861), Джон (Йоханн) Готтлиб Силлем (1837–1896), Эрнст Силлем II (1864–1919) и др. В XIX в. финансовая деятельность Силлем была связана и с Российской империей. Члены семьи продолжали заниматься банковской деятельностью в Нидерландах и в XX в. [Джером Александр Силлем (1902–1986) и др.]. В настоящее время члены семьи проживают в Нидерландах, Германии, Швейцарии, Франции, Бельгии, Италии, Англии, США, Канаде, Австралии и других странах.

Среди финансовых династий протестантов голландского происхождения можно выделить такие семьи, как Ван Ланшоты, Борски, Холлы, Пирсоны, Мизы. Ван Ланшоты известны с XV в. Банковской деятельностью они занимались по меньшей мере с XVIII в. В 1737 г. был основан Van Lanschot Bankiers (старейший частный банк в Нидерландах с отделениями в Бельгии, Швейцарии, Гонконге и др.). Значение банка особенно выросло после Второй мировой войны. Банк остается в собственности семьи до настоящего времени. Наиболее известными банкирами были Корнелий ван Ланшот (1699–1757), Франциск ван Ланшот (1768–1851), Виллем ван Ланшот (1914–2001). В семье были также известные дипломаты, бургомистры и др. В семье нидерландских банкиров Борски наиболее известны Виллем Борски (1765–1814) и его жена Йохана Борски (1764–1846). В начале XIX в. Виллем Борски был одним из богатейших людей в Нидерландах. Йохана Борски занималась финансовой деятельностью после смерти мужа, основав банкирский дом «Вдова В. Борски» (Weduwe W. Borski). В разные годы Борски оказывали финансовую поддержку королю Нидерландов Вильгельму I, Нидерландскому банку, Нидерландскому торговому обществу и др. Банковской деятельностью занимались сын и внук Йоханы Борски — Виллем Борски II и Виллем Борски III. Борски действовали в тесном сотрудничестве с банкирской семьей Хоупов, они породнились с голландской банкирской семьей Ван Лоонов. В 1884 г. банкирский дом был переименован в «Ван Лоон и компания». Члены семей Борски и Ван Лоон занимались в Нидерландах финансовой деятельностью и в XX в. Этой семье посвящено несколько монографий. Голландская семья банкиров Холлов играла важную роль в экономике и политике Нидерландов с XIX в. В конце XIX — начале XX в. Холлы были одними из наиболее богатых жителей Амстердама, занимали посты премьер-министра, мэра Амстердама и т.д. Ими были основаны банк в Утрехте, Парижско-нидерландский банк и др. Наиболее известные представители — Мауриц де Холл, Флорис Адриан де Холл, Волрафен (Валли) и Хейс ван Холлы. Волрафен (Валли) ван Холл (1906–1945) начинал деятельность в качестве банкира в НьюЙорке, но стал известен как один из деятелей голландского Сопротивления в годы Второй мировой войны. Он занимался сбором средств для нужд Сопротивления. Семья голландских аристократов Пирсонов, среди которых был ряд банкиров, известна с XVII в. Они занимались банковской деятельностью вместе с семьей Мизов. Николаас Пирсон (1839–1909) занимался политической деятельностью, был министром финансов, премьер-министром Нидерландов с 1897 по 1901 г., возглавлял центральный банк Нидерландов (Нидерландский банк) и банк Суринама. Семья голландских банкиров Мизов исторически была тесно связана с семьями Хоупов и Ваш Ланшотов. Мизы действовали в Роттердаме, Гааге, Амстердаме. В 1720 г. был создан банк Mees & Hope, позже переименованный в Fortis MeesPierson, Pierson, Heldring & Pierson и MeesPierson (в настоящее время — ABN AMRO MeesPierson — банк, представляющий финансовые интересы королевского дома Нидерландов). Деловая активность банка была также связана с Южной Африкой. В XX в. он считался один из крупнейших частных банков в Европе. Управляющим директором банка ABN AMRO MeesPierson является Франс Ван Ланшот. Известные банкиры, представители семьи: Виллем Миз (1813–1884), президент центрального банка Нидерландов (Нидерландский банк); Рудольф Миз (1931–2010), банкир и антропософ, один из основателей в 1980 г. Триодос банка (Triodos Bank) — группы европейских этических банков с отделениями в разных странах Европы, лидера современного этического банкинга (банк сконцентрирован на триединой тактике: «люди, планета, прибыль» и является сторонником идей антропософии, что отражается в уставных документах банка). Голландия, долгое время являвшаяся ядром капиталистической системы, не потеряла важного финансового значения и в наши дни. История и современность определили, что Голландия стала центром формирования и развития ряда финансовых династий еврейского (выходцы из Португалии и Германии), английского, шотландского, немецкого и местного, голландского происхождения. Расцвет деятельности финансовых династий пришелся в Нидерландах на XVI–XVIII вв.— золотой период в экономической истории страны. Рассматривая историю финансовых династий, можно сделать вывод, что одной из важных причин экономического подъема Голландии стал приток в XVI в. в страну еврейских капиталов из Испании и Португалии, откуда евреи были изгнаны. Веротерпимость голландцев, географические факторы и другие обстоятельства повлияли на то, что в XVII в. Амстердам стал мировым финансовым центром, предшественником Лондона и Нью-Йорка.

Сравнительно быстрый экономический упадок Голландии произошел в XVIII в. на фоне переноса деловой активности из Амстердама в Лондон. Этот перенос был зафиксирован созданием Банка Англии, позволившим сделать Лондон мировым финансовым центром уже в XVIII в. Важную роль в возвышении Лондона как финансового центра, помимо разных обстоятельств, сыграл также и вывод капиталов марранов-сефардов из Голландии: почти все рассмотренные в статье семьи финансистов сефардов и ашкеназов перенесли в XVIII в. свою деятельность (и свои капиталы) в Лондон. Семьи голландских евреев-финансистов (Лопес Суассо, де Пинто и др.) находились, как это часто бывало в такой среде, в родственных отношениях. Финансовые семьи нееврейского происхождения (протестанты, уроженцы Голландии и других стран) не имели прочных связей с еврейскими финансистами. При этом дом Оранских сотрудничал как с еврейскими, так и с нееврейскими банкирскими домами. Нееврейские финансовые династии (протестанты) сохранили финансовую деятельность в Голландии и после завершения ее золотого века (XIX–XX вв.). Семьи финансистовпротестантов также заключали между собой родственные браки и поддерживали деловые связи (в тесном сотрудничестве выступали Хоупы, Силлемы, Борски, Ван Лооны, Ван Ланшоты, Пирсоны, Мизы), некоторые из этих семейств поддерживали тесные связи с британскими Бэрингами. В конце XX — начале XXI в. в Нидерландах сохраняли деловую активность члены финансовых династий протестантского происхождения — Мизы, Ван Ланшоты, Силлемы и др. Однако открытых материалов по деятельности финансовых династий в конце XX — начале XXI в. меньше, чем по более ранним периодам.

Еврейские капиталы сыграли важную роль в создании Английского банка в 1694 г. (семья Суассо и др.). В XVIII–XIX вв. наиболее влиятельными финансистами Лондона были евреи. Хорошо известна большая роль семьи финансистов Ротшильдов в английской истории XIX–XX вв. Акцент в статье сделан на истории менее известных семей еврейских финансистов (Голдсмиты, Коэны, Левита, Мокатта, Монтегю, Монтефиоре, Рафаэлы, Сассуны, Стерны, Хамбро и др.). Некоторые из этих семей сохраняют лидирующую роль в мире финансов. Несколько крупных банков и компаний в XIX–XX вв. были основаны еврейскими финансистами из Англии («Mocatta & Goldsmid» , «R. Raphael & Sons» / «Raphaels Bank», «Montefiore Brothers», «N.M. Rothschild & Sons» , «Samuel Montagu & Co.», «Stern Brothers» , «J. Stern & Co.», «M. Samuel & Co.», «London and Westminster Bank» / «NatWest» и др.). Финансовая деятельность еврейских финансистов из Англии в XIX–XX вв. была связана со всей Британской империей. Информация, содержащаяся в статье, показывает тесную родственную связь между рассмотренными семьями еврейских финансистов, а также связи между ними и английской аристократией.

Несмотря на огромную важность истории финансовой олигархии для понимания прошлого и настоящего, данная тема остается малоизученной. Это объясняется несколькими причинами. Во-первых, государство и институты, с ним связанные, являются главными объектами изучения общественных наук. В то же время частные интересы и проблемы находятся на периферии современных исследований. Однако история капитализма — это не столько история государств, сколько история частного бизнеса банкиров, в основе которого лежал космополитизм, т.е. представление о том, что национальные интересы стоят ниже личных и часто противоречат им. Крупный бизнес — это международный бизнес, ведущие банки — транснациональные. Космополитизм — стремление получить наибольшую выгоду, а капитализм (и особенно финансовый капитализм) космополитичен по своей природе. Во-вторых, сама финансовая олигархия в силу «деликатности» своей деятельности не заинтересована в том, чтобы ее серьезно изучали (как справедливо заметил в одном из интервью А.И. Фурсов, в последние десятилетия ни один фонд, несмотря на общественный интерес к экономической истории в целом, не выделил ни одного доллара на изучение финансовой олигархии). История, экономика, политология, социология практически не занимаются изучением крупного частного капитала в его прошлом и настоящем. Пожалуй, исключением было советское обществоведение, где серьезное внимание уделялось исследованию происхождения и деятельности крупного западного капитала. Так, возникла серия книг, посвященная изучению финансовой олигархии («Владыки капиталистического мира»). Большая же часть работ, посвященных персоналиям финансистов, — апологетика, своего рода «агиографическая традиция», обычно написанная по заказу. В-третьих, изучать частные интересы сложнее, чем историю или современное состояние государственных институтов, так как история частного капитала хуже документирована источниками. Своеобразный почерк; письма корреспондентов без ответов, устная, малопонятная без контекста информация, включенная в письма, — это то, что ждет исследователей, планирующих заниматься архивными данными по этой теме. Известно и то, что после кончины многих членов банкирских семейств следовало массовое сожжение их бумаг. Часто непрозначными остаются семейные, ментальные, исторические и другие связи между банкирами разных стран. При этом, скорее, исключение — история Ротшильдов, Варбургов, Оппенгеймов и др. банкиров, лучше документированная архивными материалами. По многим западным банкам архивов вообще не сохранилось. Если в отношении некоторых финансовых семейств Европы имеются целые тома исследований (особенно выделяются исследования, посвященные Ротшильдам, — «Ротшильдиана»), то большая часть финансовых семейств не имеет ни одной специальной работы, посвященной их истории. Как написал один из авторов «Ротшильдианы», однажды была предпринята успешная попытка написать книгу «Ложь о Ротшильдах», но попытка подготовить правду не удалась. Скрытность, как характерная черта истории банковских семейств, хорошо просматривается на примере истории этой семьи. По словам историка Ф. Мортона, «…традиционной тактикой Ротшильдов было оставаться за сценой Корреспонденцию перевозили в специально изготовленной повозке с двойным дном, а для переписки изобрели специальный шифр. Это была смесь идиш, иврита и немецкого, сдобренная системой специальных обозначений и зашифрованных имен». Ф. Мортон отмечает, что «Ротшильды оберегали свою частную жизнь от посторонних глаз и предпочитали блистать в узком кругу родных и друзей, даже в ущерб своим социальным амбициям. Эта традиция сохранялась и крепла от поколения к поколению». В предлагаемой статье исследуются деятельность наиболее известных еврейских финансовых семей Лондона и родственные связи между ними в исторической ретроспективе.

Еще при формировании капитализма существовали семьи финансистов, имевшие между собой родственные связи. При этом именно евреи сыграли важнейшую роль в генезисе капитализма еще до возникновения протестантизма. Обращает на себя внимание тот факт, что семьи финансистов-протестантов сыграли значительно меньшую роль в истории финансов, чем семьи финансистов-иудеев, многие из которых были потомками придворных евреев. Еврейское общество было пронизано родственными и деловыми связями и отличалось высокой мобильностью. Это способствовало формированию международной банковской сети и родственной связи между семьями. Евреи и в Средние века были тесно связаны с торговлей драгоценными металлами и бриллиантами, а к XVII–XVIII вв. они практически монополизировали торговлю предметами роскоши, чрезвычайно важную для аристократии. К сожалению, до настоящего времени нет ни одного серьезного монографического анализа деятельности еврейских банкиров в Европе до XIX в. (в основном опубликованные работы касаются истории банков и охватывают деятельность лишь отдельных бизнесменов). Для многих из еврейских финансистов была характерна передача традиций и капиталов членам своей семьи, желание сохранить дело в виде семейного. Они не допускали к бизнесу людей со стороны, ставили практически на все ведущие должности своих родственников. Как пишет Ф. Мортон, «…однажды младший сын Натана Ротшильда спросил его, сколько разных народов существует в мире. «Есть только два народа, о которых тебе следует знать, — ответил отец, у которого был уже готовый ответ, — первый — это семья, а второй — все остальное»». В большинстве финансовых семейств евреев в XIX–XX вв. основная часть браков была внутрисемейной (еще в завещании основателя династии Ротшильдов — Майера Ротшильда было отмечено, что все важные посты в деле должны занимать только члены семьи, а не наемные работники; участвовать в делах могут только потомки мужского пола; наследовать — только прямые наследники мужского пола; мужчины семьи должны жениться на своих двоюродных или троюродных сестрах, чтобы накопленное имущество осталось внутри семьи и служило общему делу, а дочери должны выходить замуж за аристократов, сохраняя свою веру). Как заметил историк Ю.Л. Слезкин, «…большинство еврейских банкирских домов представляли собой семейные партнерства, в которых братья и кузены (часто женатые на кузинах) возглавляли филиалы в разных частях Европы (свойственники и женщины, выходившие замуж за пределами клана, чаще всего исключались из прямого участия в деле)». Наиболее известной семьей еврейских финансистов являются Ротшильды. Ни одно другое имя в Европе не было окружено таким ореолом загадочности, как этот клан. Однако в данной статье акцент сделан не на истории Ротшильдов, о которых написаны многочисленные работы, а на истории других, менее известных семейств еврейских финансистов.

В 1290 г. евреи были изгнаны из Англии королем Эдуардом I. С этого времени и до середины XVII в. почти ничего не известно о пребывании еврейского населения на острове. Только при Оливере Кромвеле в 1655 г. евреи получили разрешение селиться в Англии. С этим временем связано переселение из Амстердама в Лондон семьи Мокатта (или «Лумброзо де Маттос»), евреев-сефардов марранского происхождения. С 1670-х гг. Моисей Мокатта занимался в Лондоне торговой деятельностью, специализируясь на алмазах и золоте. Известно о том, что семья еврейских (сефардских) торговцев Монтефиоре в XVII в. занималась торговлей между Англией и Италией. Однако есть данные, что еврейские ростовщики (крипто иудеи) могли действовать в Англии и до середины XVII в. Роль еврейских капиталов в Англии значительно возрастает с основанием в 1694 г. Английского банка. Несмотря на то, что в фундаментальной истории Английского банка роль евреев-марранов вообще не рассматривается, известный историк и экономист В. Зомбарт считал, что именно они сыграли важную роль в создании этого первого в мире центрального банка, ставшего в XVIII в. крупнейшим мировым финансовым центром. Для этого мнения есть серьезные основания. Семьи Суассо и Перейро занимались финансовой деятельностью в Амстердаме и других городах Европы в XVII в., были тесно связаны с голландской Ост-Индской компанией, значительная часть акционерного капитала которой принадлежала евреям-марранам. Именно они приняли наиболее активное участие в создании Английского банка в 1694 г. Франсиско Лопес Суассо из Амстердама стал одним из главных спонсоров (наряду с Якобом Перейра) для снаряжения военной экспедиции в Англию принца Оранского, которая привела к «славной революции», воцарению на английском престоле принца Оранского и созданию в Лондоне Английского банка. Франсиско Лопес Суассо предоставил в 1688 г. огромную ссуду (два миллиона гульденов) Вильгельму Оранскому для захвата английского престола, отвечая при этом и за переброску войск в Англию. Вильгельм Оранский, захватив английский трон, стал королем Вильгельмом III и создал Английский банк, ставший в XVIII в. важнейшим мировым финансовым центром Особенное покровительство он оказывал еврейскому бизнесу, поддерживая его коммерческие предприятия. Известно, что уже в правление Вильгельма III представители семьи Суассо играли заметную роль в финансовом развитии Англии, более того, они оказались связаны родственными узами с управляющими Банка Англии. В конце XVII — начале XVIII в. одним из наиболее богатых людей Англии стал Моисей Лопес Перейра. При этом неясной остается роль семей Суассо и Перейра в финансовой истории Англии, начиная со второй половины XVIII в.
Суассо Франсиско Лопес

В XVIII в. в Лондоне начали свою деятельность финансисты Голдсмиты. Основатель английской ветви финансовой династии — Аарон Голдсмит (1715–1782), довольно быстро попавший в число «топовых» лондонских банкиров. Возвышение данной семьи в лондонском Сити связано с деятельностью сыновей Аарона Бенджамина (Беньямина) (1755–1808) и Авраама (1756–1810) в период войн Англии против революционной Франции. В конце XVIII — начале XIX вв. Голдсмиты смогли путем предоставления английскому правительству займов оттеснить старинные нееврейские банкирские дома лондонского Сити. В это время Голдсмиты вошли в ближайшее окружение королевской семьи и высшего общества Англии, принимали активное участие в жизни еврейской общины Лондона. К XVIII в. относится создание в Лондоне Ашером Голдсмитом и Авраамом Мокаттой, представителем семьи, занимавшейся коммерческой деятельностью в Лондоне с XVII в., компании «Mocatta & Goldsmid», специализирующейся на крупных операциях с золотом и серебром для Банка Англии. Компания «Mocatta & Goldsmid» вошла в пятерку компаний (вместе с «N.M. Rothschild & Sons» и др.), участников золотого фиксинга (ежедневного установления цены на золото, являющейся практически мировой ценой на поставку золота). Во второй половине XVIII в. в Лондон из Голландии переселилась семья еврейских (ашкеназских) финансистов Коэнов (Барент-Коэнов), одного из наиболее богатых семейств Голландии. Так, Леви Барент Коэн (1747–1808 гг.) стал в конце XVIII в. одним из наиболее крупных банкиров лондонского Сити.
Коэн Леви Барент

Впоследствии финансовой деятельностью в Англии занимались Иосиф Коэн (1771–1838), Бенджамин Коэн (1789–1867), Луи Коэн (1799–1882), Альфред Луи (1836–1903), Леонард Коэн (1858–1938) и другие представители семьи. Дочери и сестры Леви Барента Коэна породнились в XVIII–XIX вв. с финансовыи династиями Ротшильдов, Монтефиоре, Голдсмитов и др. По словам одного из биографов семьи Ротшильдов, Натану Ротшильду «удалось» ввести в свой дом в качестве жены Хану Коэн, дочь Барента Коэна, «самого богатого еврея того времени». Интересно, что по материнской линии из семьи голландских Коэнов происходил Карл Маркс. С началом наполеоновских войн династия еврейских сефардских банкиров Рафаэлов переселилась в Лондон из Амстердама. Влияние их банка («Raphaels Bank», или «R. Raphael & Sons») в XVIII–XIX вв. на английскую фондовую биржу было чрезвычайно велико. Наиболее известные банкиры, члены семьи: Льюис (1794–1856), Эдвард (1814–1888), Генри Льюис (1832–1899), Джордж Чарльз (1835–1906), Вильям Джордж (1865–1912). В XIX в. семья Рафаэлов действовала в тесной связи с семьей банкиров Мокатта. Она также состояла в родственных отношениях с семьями Ротшильдов, Сассунов и др. Среди членов семьи были и английские политические деятели. «Raphaels Bank» существует до настоящего времени; он оставался в собственности семьи до 1983 г. К семье Рафаэлов принадлежал также известный датский физик Нильс Бор. В XVIII в. из Голландии в Англию переселилась семья еврейских (ашкеназских) финансистов Саломонов. Финансовой деятельностью в Лондоне в XVIII в. занимался Соломон Саломон, в конце XVIII — начале XIX в. — Леви Саломон (1774–1843). Наиболее известные представители семьи в Англии — дети Леви Саломона, финансисты сэр Давид (1797– 1873) и Филипп (1796–1867), ставшие одними из основателей «London and Westminster Bank» (в настоящее время «NatWest») и выступавшие активными сторонниками эмансипации евреев в Великобритании. Давид Саломон стал первым евреем — членом Британского парламента, шерифом и лорд-мэром Лондона.
Саломон Давид

В середине XVIII в. представитель семьи Монтефиоре, Моисей Вита, переселился из Италии в Лондон. Внуки Моисея Виты Авраам Монтефиоре (1788–1824) и Моисей (Мозес) Монтефиоре (1784– 1885) основали банкирский дом «Montefiore Brothers». При этом Моисей Монтефиоре (Мозес) Монтефиоре женился на дочери финансиста Леви Барента Коэна, а братья и сестры Моисея породнились с семьями финансистов Голдсмитов, Саломонов, Мокатта. Моисей (Мозес) Монтефиоре вместе с Натаном Майером Ротшильдом, с которым также породнился, в 1824 г. создал «Allianz», первое английское общество по страхованию жизни. Моисей (Мозес) Монтефиоре как лидер британского еврейства того времени вложил крупные средства в улучшение положения евреев и поддержку иудаизма (в том числе пытался оказывать поддержку евреям Российской империи); имел большое влияние в аристократических кругах Лондона, стал шерифом Лондона. От королевы Виктории он получил рыцарское звание, титул баронета и право на герб. Примечательно, что королева Виктория и принц Уэльсский (впоследствии король Эдуард VII) были в числе поздравивших Моисея (Мозеса) Монтефиоре со столетним юбилеем. Среди других представителей семьи Монтефиоре, занимавшихся финансовой деятельностью в XIX в., можно выделить Иосифа (Джозефа) Барроу Монтефиоре (1803–1893), двоюродного брата Моисея (Мозеса) Монтефиоре, лондонского купца и биржевого маклера, организатора еврейской общины в Сиднее; Якова (Джейкоба) Монтефиоре (1801–1895), лондонского купца, основателя (вместе с Иосифом Барроу Монтефиоре) Австралийского банка; Якова Исаака Леви Монтефиоре (1819–1885), австралийского купца, одного из наиболее известных коммерсантов Сиднея в XIX в., являвшегося директором Австралийского банка, а позже руководителя «Queensland National Bank» в Лондоне и других учреждений. На рубеже XVIII–XIX вв. лидирующую роль в финансах Англии начинают играть Ротшильды. Основатель британской династии Ротшильдов — Натан Майер Ротшильд (1777–1836), третий сын Майера Амшеля Ротшильда, обосновался в Манчестере в 1798 г., а в 1809 г. переехал в лондонский Сити и в 1811 г. основал «N.M. Rothschild & Sons».
Ротшильд Натан Майер

В 1814 г. банк «N.M. Rothschild & Sons» финансировал военную кампанию против Наполеона. Британские Ротшильды с начала XIX в. оказывали решающее влияние на развитие Банка Англии. В лондонском Сити Натан Майер приобрел такое финансовое влияние, что в 1825–1826 гг. мог снабдить банк Англии достаточным количеством денег для предотвращения кризиса рыночной ликвидности. Основными соперниками Ротшильдов в Англии выступали Бэринги, Хоупы и другие банкиры. В 1820-е гг. Баринги уступили позиции в Лондоне Ротшильдам, своим основным конкурентам, однако продолжали играть важную роль в мире финансов Великобритании. В XIX в. британские Ротшильды оказались тесно связаны с британской политической элитой. В сотрудничестве с Ротшильдами в это время действовали Дизраэли и другие известнейшие политики Британии. В XIX — начале XX вв. среди британских Ротшильдов были наиболее известны банкиры Лионель Натан (1808–1879), сэр Энтони Натан (1810–1876), Альфред (1842–1918), Леопольд (1845–1917), Лионель Вальтер (1868–1937), Натаниэль Чарльз (1877–1923). В 1885 г. британский финансист и политик Натан (Натаниель) Майер Ротшильд II (1840–1915) — глава банка «N.M. Rothschild & Sons» с 1879 г., наследственный барон, он впервые стал лордом и первым евреем, который вошел в палату лордов. В 1909 г. британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж писал, что лорд Натан Майер Ротшильд II — самый могущественный человек в Великобритании. Важные архивные материалы по истории семьи Ротшильдов и их деловой активности сохранились в архивах многих европейских стран. В Лондонском Сити существует архив Ротшильдов, открытый для работы исследователей. В XIX в. в Англии финансовой деятельностью продолжали заниматься представители семьи Голдсмитов. В первой половине века они действовали вместе с еврейскими банкирами Бишофшаймами, с которыми породнились. В XIX в. в Англии Голдсмиты получили титул баронетов, занимались политической деятельностью. В Англии XIX в. продолжала сохраняться значительная роль семьи Мокатта. Потомком семьи Мокатта по материнской линии был известный финансист XIX в. Моисей Монтефиоре. Среди членов семьи Мокатта, занимавшихся финансововой деятельностью, наиболее известны Фредерик Дэвид Мокатта (1828–1905) и Эдгар Мокатта (1879–1957), последний из которых был прозван за операции с серебром «серебряным королем». В XIX в. в Англии появляются и другие семьи евреев-финансистов, среди которых выделяются Бишофшаймы, Левита (Леви), Монтегю, Сассуны, Селигманы (Зелигманы), Стерны (Штерны), Сэмуэли, Хамбро, Шпейеры (Спейеры) и др. Среди упомянутых семейств наибольший интерес вызывает клан Левита (Леви), по одной из легенд происходивший от пророка Моисея. Представители семьи проживали в разных странах Европы, занимались финансовой деятельностью в Гамбурге, Амстердаме, Лондоне и др. Находились в родственных связях с банкирской семьей Голдсмитов. В середине XIX в. из Германии в Англию эмигрировал банкир Эмиль Левита, в 1871 г. получивший британское гражданство. В Англии он возглавил «Chartered Bank», активно действовавший в Южной и Восточной Азии (ныне — «Standart Chartered Bank»). Сын Эмиля Левиты Артур, также занимавшийся финансовой деятельностью, породнился с британской королевской семьей. Известно, что Артур Левита оказывал финансовую поддержку Японии (вместе с Ротшильдами) во время русско-японской войны 1904–1905 гг.. Примечательно, что праправнуком Эмиля Левиты по материнской линии является британский премьерминистр Дэвид Кэмерон. Известно, что еще во второй половине XVII в. выходец из Германии, финансист Бенджамин Леви, стал одним из основателей ашкеназской общины в Лондоне. Возможно, он был связан родственными узами с семьей банкира Эмиля Левита. Существует также предположение (В. Зомбарт и др.), что известный французский финансист XVIII в., создатель одной из первых финансовых пирамид Джон Ло также происходил из семьи Леви. Семья банкиров Монтегю также играла важную роль в мире британских финансов в XVIII–XX вв. Сэмуэль Монтегю (1832–1913) в 1853 г. основал банк «Samuel Montagu & Co.» (подъем банка был связан с австралийской «золотой лихорадкой»). Его сыновья — Луис Сэмуэль Монтегю (1869–1927) и Эдвин Сэмуэль Монтегю (1879–1924) также занимались финансовой и политической деятельностью. Луис Сэмуэль Монтегю женился на представительнице семьи финансистов Голсдсмитов, породнившись, таким образом, и с Ротшильдами. Эдвин Сэмуэль Монтегю занимал различные адинистративные должности в Индии, был финансовым секретарем казначейства в 1914–1916 гг. Сын Луиса Сэмуэля, Айвор Голдсмит Сэмуэль Монтегю, в основном работавший в СМИ, в годы Второй мировой войны сотрудничал с советской разведкой. В XX в. семья Монтегю (через брак Стюарта Монтегю) породнилась с семьей еврейских финансистов Леви. Дэвид Чарльз Сэмуэль Монтегю (четвертый барон Свайтлинг, 1928–1998) был крупным политическим деятелем, занимал важные позиции в английских СМИ и нескольких бизнес-компаниях (в частности, руководил семейным банком «Samuel Montagu & Co.», директор «J. Rothschild Holdings», занимал руководящие позиции в Банке Англии и др.). При этом он был женат на представительнице финансовой семьи Дрейфус. В настоящее время банк «Samuel Montagu & Co.» — часть «HSBC».

Заметную роль в финансовой жизни Британской империи в XIX–XX вв. играла семья Сассун (Сассон). Сассуны вели свое происхождение от библейского царя Давида. В XIX в. финансовая деятельность семьи была связана, в основном, с Англией, Индией и Китаем. Наиболее известные представители: шейх Сассун бен Салах (1750–1830) — главный казначей в турецком Багдаде, возглавлявший еврейскую общину Багдада почти 40 лет; его сын Давид (1792–1864), осуществлявший финансовую деятельность в Багдаде (в качестве казначея турецкого губернатора Багдада), а позже — в Бушире и в Бомбее. Давид Сассун являлся официальным советником правительства Индии, основал сеть банков, страховых обществ, фирму «Давид Сассун и Co.» (с отделениями в Калькутте, Шанхае, Гонконге и других городах), его деятельность была связана в том числе и с продолжительной торговлей опиумом (более четверти всех ввозимых в Китай наркотиков перевозились фирмой «Давид Сассун и Co»). С Гонконгом и Шанхаем была связана финансовая деятельность сыновей Давида, Овадии (Абдаллы) Сассуна (1818–1896) — с 1872 г. сэр Альберт — и Давида Сассуна (1832–1867). На службе семьи Сассун в качестве агентов находились представители других семей багдадских евреев (Эзра, Габбаи и др.). Начиная с середины XIX в. многие представители семьи жили в Лондоне, где принимали активное участие в жизни еврейской общины. Например, братья Овадия (Абдалла), Рубен (Реувен) и Артур состояли в близком окружении короля Эдуарда VII. Сэр Эдуард Альберт Сассун (1856–1912) был членом британского парламента, заместителем министра авиации, курировал исторические памятники, парки и королевские дворцы Англии. Благодаря браку сэра Эдуарда Альберта Сассуна семья породнилась с Ротшильдами. Финансовая деятельность семьи Сассун была тесно связана с финансовой деятельностью семьи Кезвиков. В настоящее время Лорд Сассун входит в совет директоров холдинга «Jardine Matheson», где основными акционерами являются представители семьи Кезвиков. Несмотря на «теневой» характер своей деятельности, семья еврейских финансистов Стернов играла значительную роль в финансовой истории Европы XIX–XX вв. Подобно Ротшильдам, Голдсмитам и другим семьям, они происходят из Франкфурта-наМайне. История Стернов напоминает историю Ротшильдов, с которыми Стерны породнились. Два сына Якоба Стерна, основавшего в Франкфуртена-Майне банкирский дом «Jakob S.H. Stern & Co.», Авраам (Антуан) и Леопольд, были направлены отцом в Париж, где основали в 1832 г. «A.J. Stern & Cie», еще два сына Якоба Стерна (Герман и Давид) были посланы в Лондон и один — в Берлин, где каждый из них основал банкирский дом. Крупнейшим банкирским домом Стернов стал лондонский «Stern Brothers». В Англии Стерны породнились с еврейскими банкирскими семьями Голдсмитов и Саломонов. Среди известных представителей семьи (банкиров и политических деятелей) в Англии — Джеймс Юлиус Стерн (1835–1901), Сидней Джеймс Стерн (1845–1912), Герберт Стерн (1851–1919), Альберт Стерн (1878–1966); во Франции — Антуан Якоб Стерн (1805–1885), Жак Стерн (1839–1902), Эдгард Стерн (1854–1937); Жак Стерн (1882–1949) [7]. В 2012 г. Джером Стерн (род. 1969 г.) создал в Лондоне финансовую компанию «J. Stern & Co.». История семьи Стернов почти не изучена. Возможно, к рассматриваемой семье относятся финансисты Стерны XVII в., также связанные с Франкфуртомна-Майне. В XVII в. финансисты Стерны (Зюскинд и его сыновья Исаак и Сэмуэль) были одними из наиболее богатых евреев Франкфурта-на-Майне. Сефардская семья Сэмуэлей переселилась в XIX в. из Багдада в Лондон. Члены семьи занимались торговлей, в основном, с Восточной Азией (компания «M. Samuel & Co.»). Маркус Сэмуэль (1853–1927) в 1897 г. основал «Shell Transport and Trading Company», в 1907 г. ставшую частью «Royal Dutch Shell». Маркус Сэмуэль получил аристократический титул «1-й виконт Берстед». Далее компания «M. Samuel & Co.» была преобразована в банк «Hill Samuel», позже ставший частью «Lloyds TSB». Семья Сэмуэль сыграла большую роль в поддержке японской индустриализации, создании первых в мире танкеров. Члены семьи также занимались политической деятельностью (Маркус Сэмуэль был лорд-мэром Лондона), в XX в. занимали руководящие посты в компании «Royal Dutch Shell» и «Lloyds Bank». Наиболее известные финансисты, представители семьи — Сэмуэль (1855– 1934), Вальтер (1882–1948), Маркус (1909–1986), Питер (1911–1996).
Сэмуэль Маркус

Интерес вызывает история семьи еврейских банкиров германо-датского происхождения Хамбро, переселившейся в Англию в XIX в. До конца XVIII в. фамилия семьи была Леви (возможна родственная связь с семьей Левита), фамилия Хамброс происходит от неправильного написания города Гамбурга, сделанного копенгагенским чиновником, выписавшим торговую лицензию Кальмеру Йоахиму Леви. Банк Хамбро был основан в Лондоне в 1839 г. и существовал до 1998 г., когда был продан группе «Societe Generale». Со времени переселения в Лондон семья Хамбро старалась придерживаться нееврейского аристократизма, поддерживая тесные связи с английским правительством. В XIX–XX вв. члены семьи Хамбро продолжали оставаться тесно связанными деловыми контактами со Скандинавией (в середине XIX в. титул барона от короля Дании получил Карл Йоахим Хамбро). Семья Хамбро, наряду с семьями Ротшильдов и Барингов, стала одним из финансовых символов лондонского Сити. С британской семьей Барингов Хамбро поддерживали деловые отношения, а позже и породнились. Имеется информация о тесной связи банка Хамбро с британской наркоторговлей в Индии и Китае. Из представителей семьи в первой половине XX в. наиболее известны сэры Чарльз Эрик Хамбро I (1872–1947) и Чарльз Джоселин Хамбро (1897–1963), британские банкиры и политики. Чарльз Эрик Хамбро являлся личным финансовым советником У. Черчилля, а во время Второй мировой войны стал одним из создателей Управления специальных операций — британской разведывательно-диверсионной службы, занимавшимся работой с антифашистским подпольем в Европе (на основе управления после войны создавалась британская разведка Mi-6). Ряд других представителей семьи Хамбро был также связан с Mi-6. Чарльз Джоселин Хамбро занял должность директора Банка Англии (в 30 лет стал самым молодым директором Английского банка за всю его историю). Во второй половине XX в. известность получил также банкир и политик барон Чарльз Эрик Хамбро II (1930–2002). Семья Хамбро была связана с семьей финансистов Морганов (особенно это касается деятельности Чарльза Эрика Хамбро). Одна из жен члена семьи Хамбро была ранее женой представителя шведской финансовой олигархии Валленбергов, а во второй половине XX в. семья Хамбро породнилась с семьей Унистона Черчилля. Семья владела банком Хамбро на протяжении всей истории его существования. После Второй мировой войны банк Хамбро стал играть важную роль в финансировании бриллиантовой индустрии, значительная роль банка на европейском рынке сохранялась вплоть до 1960-х гг. Семья Хамбро тесно сотрудничала с «Societe Generale», и в настоящее время SG Hambros является подразделением «Societe Generale Group» (в 1998 г. была создана дочерняя структура «Societe Generale» — «SG Hambros Trust Company Ltd», главные офисы которой находятся в офшорных зонах британской юрисдикции). Среди известных представителей семьи в настоящее время можно выделить Питера Хамбро (род. 1945 г.), работавшего в старейшей британской компании «Mocatta & Goldsmid», связанной с торговлей золотом, где он курировал торговлю золотом с Госбанком СССР. В 1994 г. Питер Хамбро создал группу компаний «Peter Hambro Mining» по добыче золота и других ресурсов в России (в основном Дальний Восток). В настоящее время под контролем семьи Хамбро одна из крупнейших в России золотодобывающих холдинговых компаний — «Петропавловск» (головной офис расположен в Лондоне, председатель совета директоров Питер Хамбро). В СМИ отмечается вероятная тесная связь деятельности Питера Хамбро с британской разведкой Mi-6.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

 Еврейские капиталы (в основном из Голландии) сыграли большую роль в финансовом обеспечении «славной революции» 1688–1689 гг., создании Английского банка и становлении Лондона как мирового финансового центра. Без перемещения еврейских капиталов из Голландии в Англию последняя вряд ли заняла бы роль лидера капиталистического мира в XVIII в.

До появления в Англии известной финансовой династии Ротшильдов в Лондоне уже более сотни лет активно действовали другие еврейские финансовые кланы. Успех Ротшильдов в Англии во многом был связан с тем, что их деятельность основывалась на достижениях других финансистов, с которыми Ротшильды породнились.

Особенно заметным стало преобладание в британской финансовой системе еврейских семей после наполеоновских войн, когда Ротшильды и их союзники вытеснили с рынка Барингов.

Большинство семейств еврейских финансистов в Лондоне в XVIII–XX вв. были тесно переплетены родственными связями.

По мере усиления финансового капитала (особенно с конца XIX в.) в Англии происходило переплетение аристократических и финансовых кругов (нескольким десяткам семей крупных банкиров, в том числе еврейского происхождения, удалось стать частью британской политической элиты).

 До настоящего времени в английской финансовой и политической элите сохраняется значительная роль некоторых из рассмотренных в статье семейств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *