Картина Мира

Владимир Карпец об Индии

«Русские, вообще славяне, и народ Индии – наследники древней арийской общности. Наши истоки едины, а языки по корням настолько близки, что ученые-санскритологи их порой с трудом различают. В народном мировоззрении наших стран отчетливо просматривается общая ведическая и праведическая основа, несмотря на то, что в какой-то момент наши религиозные и культурные пути разошлись. Сегодня мы все находимся в близкой к концу или «времен» вообще, или же исторического цикла, точке, и приходит пора проявления самого древнего и самого коренного.

На протяжении всей Русской истории индийское направление , как писал русский советский поэт Лев Смирнов — «в Индию путь золотой, затаенная греза России», несмотря на официальные ориентиры на Средиземноморье. Рюриковичи направляли в Индию послов-купцов-разведчиков в поисках не товаров, и не земель, а истоков общей реки. Отсюда «Хожение за три моря». Иван Грозный отказывался от предлагавшегося ему католиками «освобождения Константинополя» — он смотрел на Восток и Юго-Восток. Старорусские «Повесть о рахманах» и «Повесть об Индийском царстве» рассказывают о пребывании где-то в Индии покинутого Адамом и Еввой рая. Часть старообрядцев верила в то, что именно в пределах Индии, в «Беловодье», сохранилось неиспорченное священство. Император Павел направлял старообрядческое казачество отвоевывать Индию – не для себя, а для воссоздания союзной с Россией индийской монархии – у англичан. За это Русский Царь был убит. Запад, прежде всего Британия и Ватикан, нарочито переориентировали внешнюю политику Российской Импрерии, ставя перед ней ложные цели. Это вызвало сначала церковный раскол XVII века, а затем Первую мировую войну.

Чувство общности России и Индии проснулось в конце советской эпохи. Леонид Брежнев проявил в этом вопросе неожиданную историческую чувствительность. Однако помехой на этот раз стала идеология: в СССР мы были заложниками «европейского пути» и европоцентризма, в самой Индии – «гандийский социализм», отказывающийся от «арийства» в пользу «общечеловечества». После распада СССР индийское направление вообще игнорировали, кроме разве что очень короткого пребывания у вершин власти Евгения Примакова.

Индостан, помимо всего прочего, есть геополитическое стяжение силовых полей Великого континента. Российско-индийское военное сотрудничество, а в перспективе – военный союз, к которому крайне желательно присоединение арийского Ирана – путь к силовой стабильности всей Евразии. На самом деле именно в этом «бремя белого человека», которое воспевали поэты нашего главного геополитического противника – Британии, взваливая его на англосаксов. Русские или англосаксы, Гиперборея или Атлантида – в этом вся геополитика, в конечном счете. Арктика и Индия – наше все.

Конечно, китайский полюс для России крайне важен, тем более, что Китай сегодня реальный конкурент США. Но Китай никогда не будет воевать с Америкой, несмотря на то, что американская ( и китайская) дипломатия это внушают. «Большой китайский проект» нацелен на Сибирь. Не будем наивны. А вот подключение к российско-китайскому сотрудничеству Индии сразу же выравнивает российско-китайские диспропорции ( которые все, к сожалению, в пользу Китая) и придает нашим общим отношениям равновесный характер. Разумеется, Китай должен занимать в «азиатском проекте» достойное место.

Но мы не случайно ведь говорим именно о евразийстве, которое наши противники сознательно представляют как подчинение Русских неким «азиатам», которых как таковых не существует — все азиаты разные. Опорой Евразийского порядка на Западе должна однозначно быть Германия, чей великий народ имеет общие с русскими, индусами и персами корни и истоки. Наша цель – ось Берлин-Москва-Тегеран -Дели, к которой, если хотят, смогут присоединиться столицы евразийского Rimland а — Париж ( при смене своего политического руководства) и Пекин ( в любом случае).»

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *