Картина Мира

Александр Пыжиков. Как готовили первый учебник по истории

Первым пособием, где излагалась российская история, был знаменитый «Синопсис» (по-гречески «Обозрение»), изготовленный в Киево-Печерской лавре. Споры об авторстве до сих пор не утихают, обычно указывает на архимандрита монастыря Иннокентия Гизеля. Именно ему поручил царь Алексей Михайлович подготовить популярное издание, рассчитанное на широкие круги. Это удалось в полной мере: стиль произведения весьма литературен, тяжелый слог заметно облегчен. «Синопсис» представлял собой историографическую вершину того времени с широким использованием многих базовых хроник: Длогуша, Сафоновича, Стрыйковского, Повести временных лет, Густынской летописи и др.

Первое и второе издание вышли соответственно в 1674 и 1678 годах. Окончательный же вид книга приобрела при третьем выпуске 1680 года, увеличенном вдвое за счет вставки «Сказания о Мамаевом побоище» Сафоновича, о крещении славян Лосицкого и др. В общей сложности «Синопсис» вплоть до начала ХIХ столетия выдержал тридцать изданий: на нем выросло не одно поколение. О том, что эта книга предназначалась, прежде всего, для российского читателя, свидетельствует ее распространенность именно в России: здесь сохранилось подавляющее большинство экземпляров.

В тексте обращает внимание подробное описание древнейших событий до Владимира Мономаха, когда автор постоянно подчеркивает общность славянских судеб. Они выводятся из Библии, где Мосох – шестой сын Иафета – представлен прародителем всех славянских народов. Строго следуя византийской схеме, «Синопсис» убеждает, что их историческое прошлое, а значит и будущее, несмотря ни на что, неразрывно связано. Правда, неудобные моменты текст предусмотрительно обходил. Очень скупо говорилось о смуте начала ХVII века, а вот что удивляет гораздо больше, так это полное игнорирование фигуры Богдана Хмельницкого. На роль зачинателя российско-украинского братства его выдвинут позднее.

Обращает внимание отказ готовивших Синопсис малороссийских деятелей использовать знаменитую «Степенную книгу». Вместо этого они предпочитали ориентироваться на польские произведения. Во многом это связано с тем, что «Степенная книга» в силу строгого деления на степени-поколения по прямому родству не могла помочь в искомой преемственности Рюриковичей и Романовых. Доказать кровное родство последних с Иваном Грозным через его первую жену Анастасию не представлялось возможным, потому-то усилия на этой ниве были встречены сдержанно.

Некоторые поступали иначе: доводили степени до Ивана Грозного, а после его венчания на царство предлагали считать всех последующих венчанных государей, включая Романовых, в равном положении вне зависимости от родства, хотя это тоже не очень вдохновляло. Тем не менее, ближе к концу жизни Михаил Федорович «признал» в Иване Грозном своего деда, а Алексей Михайлович вслед за ним – прадеда. Оставалось только патриарха Филарета – племянника первой жены Ивана Грозного Анастасии – объявить не больше, не меньше как «сыном» самого известного московского царя, на что все же никто не сподобился. Окончательно этот «гордиев узел» решительным образом разрубит лишь Петр I, императорской затеей покончив с этим династическим цирком.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *