Картина Мира

Политика Ватикана в период перехода и утверждения неолиберальной стратегии. Шаги по объединению ЕС.

Начало тут.

4

Объединение Европы под эгидой церкви было ключевой программой Ватикана, и основы интеграции закладывались при ею идейном участии. Однако «золотые шестидесятые» годы настолько утвердили светскую модель политического строительства, что церковь не могла открыто претендовать на идейно-политичсское лидерство. И только в начале 1990-х г г., после падения двухполюсного мира. Св. престол, ссылаясь на заслуги католицизма в деле разрушения социалистического лагеря, решительно активизировал усилия, направленные на расширение своего присутствия в европейском интеграционном процессе.

Как писал лондонский Sunday Telegraph в 1991 г.. «Ватикан имеет вековые планы. Папа Иоанн Павел II это самый политический папа современной эпохи. По мнению папы, федералистские планы Общего рынка, перспектива вступления в него стран Восточной Европы и хаос в бывшем Советском Союзе дают католицизму наилучшие со времён падения Наполеона или Реставрации шансы укрепить свою политическую роль. Сам Общий рынок обязан своим началом усилиям католических политиков… Социальная хартия Европейского союза и социализм Жака Делора, председателя Европейской комиссии. все пропитаны идеями социальной доктрины католицизма. Если европейский федерализм её реализует, Европейский союз преобразится в империю. Но только вместо императора она будет иметь папу. Вряд ли Войтыла этого не сознаёт». «Папа спокойно готовится вновь надеть на себя мантию. которая ему принадлежит, будучи торжественно убеждён, что Божественное право накладывает на него миссию распространения своей власти как императора Священной Римской империи от Атлантики до Урала».

Как заметил в связи с этим представитель протестантского лагеря английский журналист The Spectator Адриан Хилтон, говоря о просьбах папы и многих известных католических политиков и епископов ввести слово «Бог» в новую европейскую конституцию, «когда Ватикан говорит о Боге, он сам себя рассматривает как несменного правящего заместителя Бога на земле, через которого Бог Себя выражает».

Подчёркивая ту уникальную роль, которую призван сыграть Ватикан в объединении Европы, понтифик постоянно напоминал, что именно католическая вера создала европейское единство, в ней оно коренится и нельзя устранять её из публичных дискуссий. В силу этого он добивался нс просто признания прав религии, но и признания неких исключительных прав за католицизмом. В своём Постсинодальном апостольском обращении «Ecclcsia in Europa» (июнь 2003 г.), в котором понтифик вновь подчеркнул необходимость введения в конституцию ЕС ссылки на христианское наследие, он заявил: «Единственная и универсальная, присутствующая во всех поместных церквах Католическая церковь может внести исключительный вклад в строительство Европы, открытой миру. Именно от Церкви исходит модель единства в многообразии его культурных выражений, сознание принадлежности к универсальному сообществу, которое коренится в местных сообществах, но не исчерпывается ими… Поместные церкви являются не простыми сообществами или частными организациями. В действительности они развивают свою деятельность в специфическом институциональном измерении, которое заслуживает быть выделенным в юридическом плане при полном уважении к гражданскому порядку». То есть для обеспечения «исключительного вклада» в строительство Европы Св. престол требует для себя некого особою укреплённого легального статуса.

Масштаб ватиканского проекта чётко отразился и в усилиях по созданию общеевропейской конституции 2005 г. Хотя религиозные объединения не были приглашены к участию в подготовке этого документа, они тем не менее добились закрепления в конституции двух важных принципов: признания в преамбуле «религиозного наследия Европы» и положения о том, что церкви являются «партнерами» европейских институтов (хотя и эти новшества вызвали оппозицию европейских парламентариев и разделили правительства стран-членов).

Что касается непосредственных отношений Ватикана с Европейским союзом, то он довольствуется ролью наблюдателя в ЕС, поскольку членство в союзе обязало

бы его идти на недопустимые для него политические компромиссы. Но Св. престол обладает различными механизмами воздействия на принятие нужных ему решений. Главной опорой в отстаивании его интересов в ЕС стал созданный ещё в 1980 г. Совет европейских епископальных конференций (СЕЕК), который сформировал своеобразное политическое бюро — Комиссию епископальных конференций ЕС (КЕКЕС) (о её роли будет сказано ниже). Другой влиятельной структурой является Бюро европейских политических советников (БЕПС), история которого началась в 1992 г., когда Жак Делор, тогдашний председатель Еврокомиссии, создал неформальную группу консультантов (Forward Studies Unit), одному из которых было поручено заниматься религиозными вопросами. В годы президентства Жака Сантера и Романо Проди эта группа превратилась в Группу политических советников (ГПС). Поскольку Проди считал, что религия играет крайне важную роль в развитии Союза, большинство членов этой группы были практикующими католиками. Теперь эта группа преобразована в БЕПС и является важным центром по подготовке политических решений, в рамках которого ведется диалог с религиями.

С ускорением в 1990-е гг. процесса европейской интеграции, строительство «общеевропейского дома» становится приоритетным направлением и для «Опус Деи», который со своей идеей «святых мирян» оказался незаменим в деле обеспечения постепенного, но настойчивого выдвижения Св. престола на лидирующие идейные позиции. Не случайно, когда в 1993 г. официального представителя римского центра ордена Джузеппе Кориджлиано спросили, поручил ли Св. престол «Опус Деи» какую-либо особую миссию, он ответил: «Европа!»

Проведя значительную подготовительную работу, католическая церковь предприняла, наконец, в 2001 г. первый решительный шаг, направленный на то, чтобы открыто заявить о себе как об идейном лидере не только в процессе европейского строительства, но и в реализации стратегии общемирового масштаба. В этом году специальной группой КЕКЕС по мировому управлению был опубликован доклад с характерным названием: «Мировое управление: Наша ответственность за то, чтобы глобализация стала шансом для всех».

Этот документ явно символизировал духовное единение церкви с европейской бизнес-элитой, поскольку в рабочую группу кроме представителей епископальных конференций и генерального секретаря КЕКЕС вошли такие деловые люди, как Мишель Камдессю (председатель группы), Питер Сутерланд (глава совета директоров «Бритиш Петролеум» и финансовый советник Ватикана, бывший генеральный директор ГАТТ и ВОТ), Отто Рудинг (вице-президент Ситибанка и бывший министр финансов Нидерландов), Рудольф Дольцер (профессор международного права, бывший директор немецкой федеральной канцелярии), Мишель Хансен (бывший гендиректор МОТ) и др.

Доклад включает в себя три части: 1) «Жить во взаимозависимом мире», 2) «Совокупность ключевых ценностей и принципов, делающих возможным мировое управление» и 3) «Конкретные этапы на пути к управлению». В нём предложено такое реформирование международных институтов, которое превратило бы их в органы наднационального политического управления миром, «гармонизировав» тем самым политическую и экономическую сферы глобализации. ЕС при этом предлагается в качестве модели или опорной структуры новой системы.

В предисловии сказано: «Ключевой вывод, содержащийся в тексте, заключается в том, что ЕС, учитывая его генезис, архитектуру и то, как он сам себя понимает, а также его ответственность в таких политических сферах, как торговля, конкуренция и сотрудничество в развитии, призван сыграть решающую роль в превращении существующего международного порядка в систему мирового управления Мы считаем, что Европейский союз является новаторской моделью региональной интеграции и что он служит примером будущего управления в других регионах мира, несмотря на еще недостаточный опыт в некоторых областях политики». В самом докладе говорится: «Без воли государств открытые экономики не согласятся стать открытыми и в политическом плане. В мире, отмеченном растущей взаимозависимостью, Европейский союз являет уникальный и убедительный пример системы управления, основанной на наднациональном и многостороннем политическом сотрудничестве. Но политическая воля к построению и сохранению системы мирового управления должна быть подкреплена твёрдыми убеждениями и ценностями».

Вдохновляясь глобальным видением папы Иоанна XXIII, выраженным в энциклике 1963 г. Pacem in Terris, утверждавшей «необходимость публичной власти всеобщей компетенции», авторы доклада ратуют за создание Группы мирового управления (Global Gouvemance Group, GGG), которая состояла бы из 24 глав правительств, а также генерального секретаря ООН и руководителей МВФ, Всемирного банка, ВТО, МОТ и новой предлагаемой структуры — Всемирной организации по окружающей среде (таковая, видимо, будет создана в связи с проблемой «глобального потепления климата»), опирающихся, в свою очередь, на исполнительных директоров в административных советах.

Особое внимание в докладе уделяется подготовке соответствующего общественного мнения, которое должно обладать «более универсальным видением» и формировать «принятое во всемирном масштабе» поведение. И здесь церковь призвана сыграть важную роль. Как указывается в документе, «церкви и другие религии могут информировать друг друга и информировать верующих о глобальных вызовах и призывать к ответственности. Проблемы мирового управления должны быть включены в программы образования и катехизис. Церкви могли бы превратить тему мирового управления в сюжет экуменического и межрелигиозного диалога».

Из анализа документа можно сделать вывод, что он является программным и явно рассчитан на серьёзные перемены в будущем, при которых Ватикан будет выполнять роль некоего общемирового гуру, жёстко контролирующего каждый шаг человечества. Похоже, именно кризис 2008 г. и положил начало переходу к «новой эре».

5

Суть того процесса, который происходил при Иоанне Павле II, можно выразить так: католичество слабело духовно, но укреплялось политически. Папа не остановил процесс дехристианизации западного общества, но достиг значительных успехов в укреплении позиций Ватикана в качестве важнейшего игрока на мировой политической арене. Здесь Св. престол обеспечил себе вполне определённую нишу, крепко связав свою политику с американскими стратегическими планами и интересами транснациональных финансовых элит.

Бенедикт XVI, избранный папой в апреле 2005 г., будучи, как считается, наиболее преданным Иоанну Павлу II, остался верен курсу своего предшественника, что полностью гарантировало «войтылизм без Войтылы». Изменения, внесенные им. касались лишь методов и способов осуществления политики: в отличие от Иоанна Павла II. привыкшего работать открыто и на массы, Бенедикт XVI действовал более скрытно и осторожно, но вместе с тем более жестко и наступательно. Являясь представителем умеренно-консервативных кругов церкви и стремясь к обеспечению ее активного присутствия во всех сферах общественной жизни западного общества, он сделал ставку на интегристские католические организации, чей потенциал приобрёл особое значение, учитывая, что число католических священников неудержимо сокращается (что характерно уже даже для Польши). Показательно, что в декабре 2007 г. Конгрегация по делам священства в целях возмещения недостатка священников опубликовала письмо, в котором обратилась ко всем диоцезам католического мира с призывом создавать «настоящие кружки» «для поддержания верующих на пути к святости», в которых последние будут пребывать «в духе причащения к постоянному евхаристическому поклонению в течение 24 часов».

Бенедикт XVI гитлерюгент

Главная роль в формировании «святых мирян» принадлежала все тому же «Опус Деи», с которым Бенедикт XVI был тесно связан и который, по свидетельствам ряда исследователей, также способствовал его приходу к власти. Как сообщила Washington Post от 21 апреля 2005 г., кандидатура Ратцингера давно и настойчиво поддерживалась тремя влиятельными кардиналами: членом ордена Хулианом Эррансом Касадо и близкими к «Опус Деи» Дарио Кастрийоном Ойос и Альфонсо Лопесом Трухильо. Не случайно прелат ордена Хавьер Эчеваррия отметил, что в плане отношений с «Опус Деи» между Иоанном Павлом II и Бенедиктом XVI разницы нет и что новый папа знал эту организацию даже лучше, чем его предшественник. В том же 2005 г. в декабрьском номере бразильской газеты О Globo со ссылкой на признания анонимного бразильского кардинала, принимавшего участие в конклаве, сообщалось, что победа Ратцингера стала результатом той «большой кампании», которую он лично вёл «с помощью наиболее важных кардиналов Римской курии и групп давления влиятельных движений церкви, главным образом “Опус Деи”».

Интересно, что первоначально, когда «Опус Деи» только начинал своё восхождение, Ратцингер считал необходимым ограничить его растущую власть, однако после того, как орден значительно укрепил свои позиции и превратился в «финансовую цитадель» церкви, кардинал изменил свою позицию, став его последовательным защитником. «Опус Деи» не раз приглашал Ратцингера на свои конгрессы и симпозиумы и даже наградил титулом honoris causa Наваррского университета. Став папой, Ратцингер назначил своим личным секретарём немецкого прелата Гансвсйна, преподававшего на факультете теологии Римского университета «Опус Деи», и сохранил в течение первого года на посту главы пресслужбы Ватикана Хоакина Наварро-Валльса. При нём была воздвигнута пятиметровая статуя Эскрива на внешней стороне собора Петра и Павла, торжественное открытие которой совершилось в его присутствии.

Наряду с «Опус Деи» резко активизировала свою деятельность в Европе и конгрегация «Легионеры Христа», традиционно концентрировавшая свои силы на работе в Латинской Америке. Как указывают исследователи, союз между Римом и «Легионерами», основанный при Павле VI и углубленный при Иоанне Павле II, при нынешнем понтифике достиг своего апогея. Папу привлекает в этой организации её крайне наступательный миссионерский характер, позволяющий противостоять как секуляризации и догматическому релятивизму, так и агрессивной прозелитической деятельности религиозных соперников католицизма, в особенности евангелистских сект. Конгрегация насчитывает сегодня 500 священников, тысячи семинаристов и около 50 000 мирян, объединённых в ассоциацию Regnum Christi. Ей принадлежат богатые школьные учреждения, пятнадцать университетов (два из них в Риме) и множество семинарий и «гуманитарных центров».

«Легионеры Христа» всегда имели крепкие структуры в Испании, заложенные ещё во времена франкизма, и подготовленные ими консервативные политики обладают здесь значительным влиянием (так, в правительстве Хосе Мария Аснара два представителя этой организации занимали посты министра внутренних дел и министра юстиции и готовили законопроект об обязательном религиозном обучении в начальных школах). Однако сегодня Легионеры стараются проникнуть в высшие слои экономической элиты и других европейских стран. В этих целях ещё в 1997 г. ими был создан в Швейцарии Фонд Гиле (Fondation Guile), организующий семинары и встречи представителей католической бизнес-элиты для обсуждения проблем развития предпринимательства, разработки стратегии совместных действий и согласования поведения в условиях глобализации. В этих встречах участвуют такие влиятельные фигуры, как эрцгерцог Мишель Габсбургский и Отто Габсбургский, являющиеся сторонниками праворадикальных католических сил; Родриго де Рато и Фигарсдо, бывший директор МВФ; Жорж Блюм, почётный пре- зидснз Общества швейцарских банков; Жан -Лу Дёрсе, бывший вице-президент Всемирного банка; Жан-Филипп Дуэн, бывший глава французского генштаба, вхо дивший в своё время в почётный комитет фонда, и др. Фонд участвует в ининиа тивах в рамках Глобального договора, направленною па достижение «устойчивого развития» под эгидой ООН. Одной из таких инициатив стала организация встречи генерального секретаря ООН с 35 представителями международных компании, со стоявшсйся в январе 2009 г. на всемирном форуме в Давосе.

«Легионеры Христа» пользуются большим авторитетом у Св. престола, высоко оценивающего деятельность их высших учебных заведений, в частности Европейского римского университета, который периодически выступает в качестве дипломатического рупора Ватикана. Важную роль также играет созданное ими в 1999 г. международное информационное агентство Zenit, бесплатно публикующее в Интернете информацию об актуальных событиях в мире и Ватикане так, как они видятся из Рима. Здесь даются интервью, обзоры различных средств массовой информации С в. престола, а также те высказывания и мнения кардиналов и епископов, которые должны быть донесены до всей церкви. В ближайшем будущем Св. престол планирует создать наряду с уже существующим C2TV второе телевизионное агентство Н20 News, рассчитанное на 20 млн. человек, руководство которою будет поручено легионеру Иисусу Колина (при этом Ватикан поспешил заверить, что это агентство будет независимо от «Легионеров»).

В силу крайней активности данной организации руководство Ватикана долгое время закрывало глаза на двойную жизнь, которую вёл её основатель и руководитель Марсьяль Масьель Дегольядо, нравственный облик которого совсем не соответствовал христианским нормам поведения. Только после его смерти в феврале 2008 г. было оглашено, что он совершил поступки, не совместимые с католической моралью, и Ватикан начал расследование (апостольскую визитацию) деятельности «Легионеров» по всему миру, исключая Италию.

Кроме ведущих интегристских объединений Ватикан обладает целой сетью неправительственных католических организаций, которые под видом миссионерской деятельности последовательно отстаивают интересы Ватикана, проводя в жизнь нужную ему политику как в отдельных государствах, так и в международных организациях.

В целях консолидации всех консервативных сил Бенедикт XVI предпринял шаги и для сближения со Священническим братством Св. Пия X, объединяющим в настоящее время тысячи верных католиков и насчитывающим 491 священника, 215 семинаристов, 6 семинарий, 88 школ и 2 университета. Уже летом 2005 г папа принял генерального настоятеля братства Бернара Фелле, после чего последний заявил: «Мы пришли к согласию в вопросе о поэтапном продвижении в решении наших проблем». Продвижение, действительно, есть, поскольку в 2007 г. Бенедикт XVI подписал указ о возможности свободно служить Тридентскую мессу, а в январе 2009 г. было заявлено об отмене отлучения четырех епископов братства.

Опираясь на консервативные организации. Бенедикт XVI стал проводить продуманную религиозную политику, приоритетным направлением которой стала концентрация усилий на европейском континенте, а основной темой — религиозно-этическое обоснование строящейся Единой Европы как модели нового мирового порядка и консолидация европейских правящих элит на единой идейной основе.

К началу XXI столетия стало окончательно ясно, что попытки обосновать необходимость европейского единства чисто светской идеей идентичности зашли в тупик. В этих условиях возможность придать этому проекту сакрально-религиозный характер, связав его с католицизмом как с традиционным символическим ориентиром. стала приобретать особое значение. И для Ватикана, оказавшегося перед лицом глубокого духовного кризиса западного общества, это является единственной возможностью укрепить свои позиции как идейного лидера. В итоге сложилась крепкая основа для немыслимого ещё недавно открытого единения католической церкви с верхами европейского общества, заговорившими на языке евангелических проповедников.

Уже в своей первой энциклике «Deus Caritas Est» папа заявил, что церковь не должна оставаться в стороне от общественных дискуссий, а в марте 2006 г. во время встречи с группой парламентариев Европарламента, представлявших Европейскую народную партию (объединение консервативных и христианско-демократических партий), он подчеркнул, что голос римского католицизма был услышан в политических дискуссиях на континенте. Речь уже шла о христианских корнях Европы и о христианском европейском наследии как «руководящей этической линии» в поисках социальной модели, а также об отказе относить религиозные убеждения в сферу частной жизни. Эти вопросы становятся главными в процессе обсуждения.

Показательным в этом отношении стал римский конгресс на тему «Ценности и перспективы для завтрашней Европы», проведенный в марте 2007 г. Епископальной комиссией ЕС (КЕКЕС) и посвящённый проблеме усиления роли религии в развитии ЕС. В послании, адресованном участникам конгресса президентом Италии Джорджио Наполитано, отмечалось: «Церковь и ассоциации религиозного характера… призваны участвовать в подъёме Европейского союза, свидетельствуя о самых глубинных ценностях, положенных в основу строительства единой Европы»59. На собрании был рассмотрен доклад, подготовленный «Комитетом мудрецов», сформированным членами епископальной комиссии, куда вошли 25 человек, среди которых уже известные Мишель Камдессю (теперь он почётный управляющий Банка Франции) и Питер Сутерланд. Пат Кокс (бывший председатель Европарламента), Лойола де Паласио (бывший вице-президент Еврокомиссии). Томас Галик (бывший советник Вацлава Гавела, глава совета директоров «Бритиш Петролеум» и финансовый советник Ватикана, бывший генеральный директор ГАТТ и ВОТ) и другие важные политические фигуры. А в заключительном документе, названном «Римское послание», указывалось: «Всё более необходимым становится сближение граждан с далёкими и трудными для понимания политическими институтами (ЕС. — О. Ч.) Пройденный путь должен быть срочно подтверждён новым обоснованием ЕС. Это позволит ему восстановить свой первоначальный динамизм, чтобы все большее число молодых европейцев стали главным богатством Европы …»

Этот вопрос активно обсуждался и на Берлинском собрании глав государств Европы, проходившем в том же году под председательством Ангелы Меркель по случаю 50-летия подписания Римского договора. Романо Проди накануне официальных церемоний заявил, что он желал бы, чтобы церкви получили роль консультантов и что во времена интегризма «церкви являются одним из самых стабильных элементов нашего общества». А вице-президент Еврокомиссии берлусконец Франко Фраттини подчеркнул, что «тема христианских корней должна найти своё место в повестке дня Европы, так как это означает возможность утвердит ь и отстаивать суть нашей европейской идентичности в перспективе религиозного пространства, которое вновь начинает утверждаться». Та же мысль звучала во многих выступлениях, в частности. Ангелы Меркель, хотя при этом чаще всего вместо христианского наследия речь шла об «иудеохристианской традиции».

В 2008 г. после последней пленарной ассамблеи епископов — членов КЕКЕС ими было опубликовано коммюнике, в котором было предложено создать внутри будущей Европейской службы по внешней политике специальное подразделение, которое будет отвечать за «религиозное измерение международных вопросов».

Показательно при этом, что наиболее ярко поворот в отношении церкви проявился в деятельности самого проамерикански настроенного из всех европейских политиков Н. Саркози, который, будучи прагматиком, удачно приспособил католицизм к своим политическим целям. Предвыборная кампания его проходила под знаком возвращения христианства в качестве важнейшей составляющей французской национальной идентичности. Заявив в ходе неё, что отказ от включения положения о христианских корнях Европы в конституцию ЕС был ошибкой, он подтвердил это и в начале 2008 г. на партийной конференции в присутствии А. Меркель, подчеркнув: «Если мы отвергаем свое прошлое, то не подготовимся к будущему». Более того, в своей книге «Республика, религии, надежда», написанной в соавторстве с Т. Колленом. членом Фонда социальной политики, близкого к «Опус Деи», Саркози высказал идею о возможности изменить закон 1905 г., утверждающий отделение церкви от государства и являющийся опорой французской светскости, что многие оценивают как невиданное покушение на сами основы политической культуры Франции. Ещё более показательным стал его визит в Ватикан в конце декабря 2007 г., в ходе которого он произнёс речь, выдержанную в духе опус-деистского понимания мира.

Этот подход, воспроизводивший фактически американский фундаменталистский взгляд на мир, проявился и в том, что Н. Саркози, очень умело и тонко реагируя на психологический настрой французского общества, стал в апокалиптических терминах описывать «столкновение цивилизаций». Эта идея впервые была им изложена летом 2007 г. в речи перед послами, в которой он заявил, что один из главных вызовов, которому должна противостоять Франция, заключается в том, «как предотвратить столкновение между исламом и Западом». В таком же духе были выдержаны его монологи во время приёмов премьер-министров Ирландии и Швеции в сентябре и октябре того же года, которые журналисты оценили как антимусульманскую тираду. Однако об истинном отношении президента к исламу, и особенно к радикальному исламу, свидетельствует его самая активная поддержка самопровозглашённого криминального государства в Косово.

Что же касается проекта Единой Европы, то, как мы указывали, он всегда рассматривался Ватиканом в общей глобальной перспективе. И сегодня, когда мир оказался ввергнут в управляемый всеобъемлющий кризис и правящие элиты уже открыто заговорили о необходимости введения мирового наднационального управления. Св. престол превратился в важнейшего участника информационнопропагандистской кампании, направленной на обоснование создающихся новых мировых органов наднационального контроля потребностями религиозноэтического характера.

В преддверии встречи «Большой восьмерки» (G8) в Аквиле, состоявшейся в июле 2009 г., Бенедикт XVI опубликовал энциклику «Caritas in Veritate», в которой говорится о необходимости срочного установления настоящей «мировой политической власти», которая должна признаваться всеми и пользоваться реальными полномочиями для обеспечения безопасности, уважения и прав каждого, быть способной добиваться признания различными сторонами как своих решений, так и тех мер, которые согласованно принимаются различными международными форумами. Странам всего мира предложено реформировать ООН и другие международные организации таким образом, чтобы они смогли стать основой для создания «единой семьи народов» и взять на себя решение вопросов разоружения, продовольственной безопасности и иммиграционной политики. Выдвигается необходимость реформирования мировых финансовых институтов и экономической системы в плане ориентирования их на соблюдение моральных принципов.

Между тем, говоря о тех серьёзных проблемах, которые принесла с собой глобализация, энциклика не указывает на их истинные причины и не называет конкретных виновников. Хотя в ней и говорится о нарушении нравственных основ капиталистической системы как главной причине нынешнего кризиса, сама суть этой системы, в основании которой лежит власть процента и устремлённость на получение прибыли, нс подвергается критике. Речь в ней идёт лишь о необходимости более справедливого распределения в соответствии с принципами милосердия в условиях сохранения долгового характера экономики. Поэтому, будучи проникнуто пафосом справедливости и заботы о человечестве, но предлагая новую систему управления на базе ныне существующих и «этически откорректированных» бизнсс-структур, это многостраничное папское послание придаёт нравственную легитимность транснациональной власти тех самых финансовых кланов, по вине которых человечество ввергнуто в настоящее время в глубочайший кризис.

Важное символическое значение в смысле всё той же моральной поддержки утверждаемого нового порядка имела и состоявшаяся в дни заседания «Большой восьмёрки» встреча Бенедикта XVI с американским президентом Обамой, воплощающим собой в глазах мировой общественности надежду на успешное строительство «посткризисного мира». В ходе 40-минутной беседы Обама обсудил с папой вопросы, связанные с решением мировых проблем, и, хотя взгляды американского президента по вопросам морали и нравственности (аборты, однополые браки и пр.) категорически расходились с взглядами католической церкви, папа остался, по словам представителя Ватикана, «глубоко удовлетворён» ею.

Обама и Бенедикт XVI

Энциклика «Caritas in Vcritate» готовилась Ватиканом в течение двух лет, однако её главные идеи очень созвучны тем положениям, которые содержатся в уже цитированном нами документе 2001 г. «Мировое управление: Наша ответственность за го. чтобы глобализация стала шансом для всех». Похоже, изложенные в нём идеи о Группе глобального управления (GGG) начинают воплощаться в жизнь. Как известно, на саммите G20, состоявшемся в Питтсбурге в сентябре 2009 г., премьер-министр Великобритании Гордон Браун заявил, что «Большая двадцатка» отныне становится основным международным механизмом управления мировой экономикой, призванным бороться с экономическим кризисом и обеспечить лучшую подготовку мира к будущим экономическим трудностям. Интересно, что кроме руководителей 19 крупнейших экономик мира и председателя Еврокомиссии на саммите присутствовали также руководители Голландии, Испании, Сингапура и Швеции страны. председательствующей в ЕС (всего 24 руководителя), а также главы международных финансовых и экономических организаций, включая генсека ООН. Так что «двадцатка» превращается в GGG, а папская энциклика подготавливает общественное мнение к «ответственной глобализации» и «моральной экономике». В силу этого «избранный» Бильдербергским клубом на пост президента ЕС в ноябре 2009 г. правоверный католик ван Ромпей с полным основанием мог заявить на своей первой пресс- конференции, что 2009 г. стал «первым годом глобального управления».

Что же касается «европейского строительства», то с вступлением в силу в декабре 2009 г. Лиссабонского договора руководство ЕС стало оказывать религии подчёркнутое внимание, тем более, что 17-я статья документа признаёт «специфический вклад» религий в жизнь общества, и, как заявил президент Европарламента Ежи Бузек, регулярный диалог с церквами становится законодательным обязательством для ЕС. Теперь Европарламент имеет своего вице-президента, отвечающего за религиозный диалог, и готовит создание специальной службы по тому же вопросу.

Действительно, по мере проведения в жизнь плана строительства наднациональной системы глобального управления с её разрушительными социальными последствиями «анестезирующее» воздействие официальных религиозных проповедей приобретает растущее значение. Теперь, когда ЕС разработал новую «Европейскую стратегию 2020», направленную на борьбу с бедностью, представители церквей превращаются в исключительно важных партнёров Евросоюза. Как подчеркнул Ж.М. Баррозу на встрече руководства ЕС с религиозными деятелями Европы в Брюсселе в июле 2010 г., посвящённой борьбе с бедностью, «церкви и религиозные сообщества несут активное социальное служение в странах — членах ЕС, и если Евросоюз хочет эффективно бороться с бедностью и социальной незащищённостью, то существенно важно извлечь пользу из их многолетнего и всеохватывающего опыта».

Эта встреча стала шестой по счёту в ряду ежегодных встреч, проводимых Баррозу начиная с 2005 г. На ней присутствовали более 20 представителей христианства, иудаизма, ислама и других традиционных религий из 14 стран Евросоюза. Был здесь и и.о. представителя Московского патриархата при европейских международных организациях протоиерей Антоний Ильин, заявивший в своём выступлении, что если Европа действительно претендует на то, чтобы стать союзом ценностей и «мягкой силой» в сегодняшнем мире, своего рода будущим сценарием глобального управления, реализуемым на региональном уровне, го она должна стать прежде всего диалоговым сообществом, основанным на сетевом взаимодействии наднациональных институтов с важными публичными акторами, прежде всего Церквами и традиционными религиями. Он также отметил, что успех данной инициативы может стать примером и возможным сценарием для будущего диалога церквей с международными организациями и на глобальном уровне.

Продолжение следует

 

Четверикова О.Н., De Personis, Москва 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *