Картина Мира

Политика Ватикана в период перехода и утверждения неолиберальной стратегии. Опус Деи. Разгром СССР

Во второй половине 1970-х гг. в западном мире происходят глубокие перемены. В социально-экономическом и внутриполитическом плане они характеризовались переходом к неолиберальному курсу, означавшему постепенный демонтаж государства «всеобщего благоденствия», а в международных отношениях — обострением холодной войны, вызванным новым курсом американского руководства на жёсткое противостояние с Советским Союзом. Эти изменения совпали со сменой власти в Ватикане, где в 1978 г. после 30-дневного правления папы Иоанна Павла I к власти приходит Иоанн Павел II. Стремясь к укреплению авторитета Ватикана как религиозной и политической силы, новый папа задействовал все возможности для усиления своего влияния на мировую политику, взяв чёткий курс на укрепление союза с атлантизмом.

Церковь в этот период находилась в состоянии внутреннего кризиса и крайнего обмирщения, что было следствием реализации тех обновленческих решений, которые были приняты на Втором Ватиканском соборе (1962-1965). Главным результатом их стало утверждение религиозного плюрализма и терпимости, приведшее к  тому, что католическое учение стало приобретать всё более размытый характер, а  среди части католиков стал распространяться религиозный индифферентизм. Попытки церкви соответствовать духу времени и новым потребностям общества не  нашли понимания у светской его части и обернулись потерей ею авторитета и уважения со стороны самих верующих. Обострились внутрицерковные разногласия, а также усугубилась поляризация между прогрессистами и традиционалистами как в области теологии, так и в области политики.

В результате начавшихся перемен уже в конце 1960-х гг. церковь впала в состояние внутреннего кризиса, ускорившего дехристианизацию западного общества, обусловленную его экономической модернизацией и индустриализацией. Наиболее же опасным явлением стали те изменения, которые происходили в сфере теологических размышлений под влиянием утверждавшейся религиозной терпимости, с провозглашением которой церковь стала допускать серьёзные отступления от христианской веры.

Рассматривая в качестве своего главного противника материалистический атеизм и коммунизм и поставив перед собой задачу добиться возвращения религии в 

западное общество, Иоанн Павел 2 провозгласил «новую евангелизацию» Европы и всего мира, направленную на восстановление католических ценностей и позиций церкви не только в частной, но и в общественной сфере. Его ближайшими сподвижниками в этом деле становятся кардинал Ратцингер, возглавивший Конгрегацию по делам доктрины веры, и кардинал Казароли, ставший во главе Государственною секретариата. Они выступали с твёрдо консервативных позиций в области морали и нравственности, не приемлющих никаких прогрессистских либеральных тенденций.

Внутренняя программа понтифика была направлена на устранение идейной неопределённости и достижение твердого единства вероучения, что предполагало соответствующие дисциплинарные взыскания в отношении «уклоняющихся» от пастырского внушения. Особо жёсткие меры применялись к сторонникам «теологии освобождения», крайне популярной в эти годы в Латинской Америке. Ратуя за возвращение доктринального единства, кардинал Ратцингер ограничил полномочия епископальных конференций исключительно практическими вопросами, лишив их права заниматься теологией, в результате чего на смену епископальной коллегиальности, рассматривавшейся как одно из главных достижений Второго Ватиканского собора, пришли авторитаризм понтифика и централизм Римской курии.

Главной опорой папы с самого начала его правления становятся интегристские (то есть консервативные) организации и новые католические движения традиционалистской направленности, объединяющие мирян, стремящихся внести духовность в свою повседневную жизнь. Они были призваны сыграть определяющую роль в восстановлении позиций католицизма. Речь идёт в первую очередь о таких организациях, как орден «Опус Деи», «Легионеры Христа», движение фоколяров. «Общность и Освобождение», «Ковчег», Община Св. Эгидия, неокатехуменаты, «Дочери милосердия», различные французские движения «харизматического обновления», вдохновленные американским протестантизмом. Последние были названы Иоанном Павлом II «новой весной церкви», и именно им он отдавал предпочтение, отодвинув на второй план классические ордена2. Папа пытался нормализовать отношения и с традиционалистским Братством Пия X, не признававшего решения Второго Ватиканского собора. Однако, когда его глава Лефевр, чувствуя приближение смерти, рукоположил без санкции папы четырёх епископов для сохранения возможности рукоположения новых священников-традиционалистов, Иоанн Павел II отлучил их всех от церкви. Братство не признало законность этого отлучения и продолжало считать себя частью Римско-католической церкви.

Между тем «мозгом и сердцем» католицизма, ставшим определять новую политику Ватикана и деятельность церкви в целом, становится «Опус Деи», оттеснивший на второй план орден иезуитов, который на протяжении четырёх веков играл ключевую роль в обеспечении контроля над сознанием западных элит. Это стало возможным в силу уникальных особенностей данной организации, до такой степени засекреченной, что в Испании, откуда она родом, сё называют «белой мафией».

Созданный в 1928 г. испанским священником Хосемарией Эскрива де Балагером (1902—1975) в условиях франкистской Испании, «Опус Деи» явил собой принципиально новый тип орденского объединения, будучи первой секулярной органазацией католической церкви, утвержденной указом Пия XII 1947 г. Кроме духовенства он включает в себя и мирян, которые могут «обрести святость» в мирских будничных делах, выполняя совершенным образом свои профессиональные обязанности.

Эта устремлённость на успех в миру обусловила изначальный интерес ордена к экономике, банковскому делу, к участию в государственных органах власти (при формально декларированном аполитизме), а также то особое внимание, которое он уделяет школам, университетам, центрам по подготовке менеджеров, экспертов по финансам и пр. Именно технократы и политики, связанные с «Опус Деи», сыграли решающую роль в трансформации экономики и государственных структур Испании в 1960-1970-е гг. после выхода страны из международной изоляции, приспособив её к западноевропейским стандартам. Так что использование современных технологий для «всеобщей мобилизации мирян» (как выразился преемник Эскрива Альваро де Портильо в 1982 г.) стало главным новшеством ордена, разработавшего стратегию, исходящую из старого принципа: «Кто управляет страной, определяет её религию». Поэтому главным объектом интереса ордена являются аристократы, интеллектуалы и деньги.

Символ Опус Деи

Многие исследователи определяют учение Эскрива как католический вариант кальвинизма. Вместе с тем некоторые еврейские источники указывают на его близость к иудаизму. Это, например, утверждает Анхель Крейман, бывший главный раввин Чили и вице-президент Всемирного совета синагог, являющийся сотрудником «Опус Деи». В своём выступлении на посвященном Эскрива конгрессе, состоявшемся в Риме в 2002 г., он, в частности, заявил: «Многие идеи Хосемарии Эскрива вызывают в памяти талмудические традиции и демонстрируют его глубокое знание мира евреев, а также его страстную любовь, о которой он открыто говорил, к двум евреям Иисусу и Марии… Более всего его учение уподобляется иудаизму в призыве к людям служить Богу своей созидательной работой, каждый день совершенствовать мироздание (в каббалистической доктрине — Tikkum Olam, «восстановление мира» путем совершенствования работы»).

Другая особенность «Опус Деи», обеспечивающая крайнюю эффективность его работы, заключается в том, что он создан по модели секты, в которой жесткая структура управления, централизованное иерархическое устройство и железная полувоенная дисциплина (полное подчинение духовному руководству) сочетаются с сетевым типом организации. Орден основан на строго клерикальной и иерархичной конституции, в которой священники, объединённые в Священническое общество Святого Креста, играют определяющую роль и заняты просвещением мирян. Дисциплина выражается в строгом подчинении своему начальнику, в соответствии с указаниями Эскрива: «миряне могут быть только учениками», «если ты хочешь спастись, подчиняйся», «повинуйся, как повинуется инструмент в руках артиста, не останавливающийся перед тем, чтобы размышлять». В результате члены «Опус Деи» оказываются в закрытом, замкнутом мире, будучи абсолютно уверены, что именно здесь они достигают полной свободы самореализации . Характерно, что, когда в 1986 г. Святой престол опубликовал материал «Сектантский феномен или новые религиозные движения: вызов священникам», посвященный анализу протестантских евангелических организаций, Американская ассоциация быв- ших членов «Опус Деи» (ODAN) заявила, что критерии, установленные Ватиканом для определения сект, полностью применимы к ордену Эскрива. В некоторых европейских государствах парламентарии также рассматривают «Опус Деи» как секту (в частности, в Бельгии).

Теолог Раймон Панникар следующим образом излагал мировоззрение руководства ордена: «Римский католицизм — это единственная настоящая религия, вне которой нет никакого спасения, поскольку он единственный содержит всю истину. Внутри самого католицизма только некоторые имеют смелость следовать всем его героическим требованиям, и именно перед ними стоит задача продолжать мессианское дело Христа. Если имеет место несправедливость и беспорядок, то это потому, что «мы” (хорошие, католики, практикующие, тс, кто следуют заветам Евангелия) не имеем власти. Это использование всех пружин мира (гения, стратегии, политики, денег, науки) для завоевания власти, для обновленного внедрения христианского идеала, одним словом, эго вера в естественные средства требует последовательно сверхъестественных способов, потому что иначе будет разрушено равнове- сие и предприятие перестанет быть Божьим Делом. Без молитвы, без самопожертвования, без подчинения, без святости… мы не сможем ничего добиться». Эскрива де Балагер указывал и методы работы: «…будь непреклонен в своей доктрине и своём поведении, но гибким по форме. Как стальной кулак в велюровой перчатке».

Уникальная религиозная и организационная дисциплина ордена и его методы «мобилизации» мирян сделали его незаменимым в условиях перехода церкви к «новой евангелизации» в целях преодоления того состояния глубокого внутреннего разъединения и брожения, в котором оказался католицизм в результате либеральных реформ Второго Ватиканского собора. Речь шла о том, чтобы обеспечить наличие твердого католического ядра, которое гарантировало бы сохранение системы папской власти и её связей с экономической и политической элитой западного общества в условиях расширяющейся экуменической открытости церкви.

Уже Павел VI (1963-1978), противодействуя чрезмерному усилению прогрессистов и благоволя Эскрива де Балагеру, начал оказывать ордену свою поддержку. В конце 1960-х — начале 1970-х гг. позиции «Опус Деи» настолько укрепились, что он поставил перед собой задачу осуществить глубинную «инфильтрацию» в тело церкви, главным каналом которой стал Римский центр встреч служителей культа (Centro Romano di Incontri Sacerdotali, CRIS), превратившийся в элитную организацию, где происходила обработка перспективных представителей духовенства, среди которых был и Краковский архиепископ, кардинал Кароль Войтыла. Известно, что друг Войтылы и его соотечественник прелат Римской курии Анджей Мария Дескур был близок к двум ключевым фигурам «Опус Деи» Альваро Портильо, ставшему главой ордена после смерти Эскрива в 1975 г., и Хулиану Эррансу Касадо, который после избрания Войтылы папой станет кардиналом и одним из важнейших должностных лиц Ватикана. Именно Дескур и познакомил Войтылу с Портильо.

В 1972 г. Войтыла впервые дал интервью орденскому журналу Studi Cattolici, а затем несколько раз выступал в Римском центре с изложением основных положений своей «теологии личности», созвучной опусдеистской «духовности труда». Действительно, как пишет исследователь Аллен, изучивший аналитический документ, подготовленный представителями «Опус Деи» специально для его книги, для взаимной склонности Иоанна Павла II и «Опус Деи» были более глубокие причины, нежели только политический расчёт. Речь идет непосредственно об идейной близости.

Орден сыграл важную роль в приходе Войтылы к власти, и ключевой фигурой тут стал близкий к «Опус Деи» архиепископ Вены, кардинал Кениг, связанный с «Великой национальной ложей Австрии». Известно, что за три дня до открытия конклава для избрания папы по инициативе Кёнига была проведена секретная встреча в папском колледже Pio Latinoamcricano, где ему удалось заручиться поддержкой некоторых кардиналов из Франции, Голландии и ФРГ в деле выдвижения Войтылы.

С утверждением у власти нового понтифика орден поставил перед собой задачу добиться для себя статуса персональной прелатуры папы, который позволил бы ему оказывать решающее влияние на политику Ватикана. Однако, поскольку главной финансовой опорой Св. престола были тогда христианские демократы и связанные с ними масонские круги и банк «Амброзиано», орден понимал, что превращение в решающую силу возможно только при условии вытеснения старой группировки и установления своего контроля над ключевым финансовым институтом Банком Ватикана (ИДР).

Институт религиозных дел (Банк Ватикана)

«Опус Деи» выработал свою стратегию, заключавшуюся в том, чтобы, не атакуя непосредственно своих соперников из либерально-масонской группировки, сформировать другой, более мощный финансовый католический полюс, для чего была создана новая финансовая сеть в Швейцарии, главной опорой которой служил банк Готтардо. Связку ИДР «Амброзиано» масонство должен был заменить новый союз ИДР — Готтардо — «Опус Деи». В 1982 г., когда разразился скандал с банком «Амброзиано» и его глава Кальви обратился за помощью к «Опус Деи», тот отказался помочь, желая финансового разорения своих соперников. В том же году банкир Кальви был убит, и началось расследование, повлёкшее за собой целую цепь событий, приведших к разоблачению большей части верхушки ложи Р-2 и Банка Ватикана, вынужденного в силу своей ответственности за банкротство банка «Амброзиано» выплатить кредиторам 240 млн. долларов.

С ослаблением старой мафиозной группировки cooтношение сил в Ватикане изменилось в пользу ордена, который перешёл в активное наступление. Предполагается, что финансовые круги «Опус Деи» вмешались в дело спасения финансов Ватикана, потребовав в обмен соответствующих привилегий. В итоге 2Х ноября 1982 г. (день, который опусдеисты стали называть «исторической датой») Иоанн Павел II принял апостольскую конституцию Ut Sit, в соответствии с которой ордену, наконец, был присвоен статус «персональной прелатуры», выводивший ею из-под юрисдикции епархиального управления, превращая фактически в самостоятельный, территориально не ограниченный диоцез. Несмотря на то что по всем общим католическим вопросам члены ордена подчиняются епископам местною диоцеза, во внутренних делах орден получает полную автономию и его члены подчиняются директивам своих руководителей. Альваро Портильо был назначен прелатом ордена, а в 1991 г. он был рукоположен в епископы. Надо отметить, что вплоть до настоящего момента «Опус Деи» остается единственной персональной пре лаврой в католической церкви.

Иоанн Павел II, Мать Тереза и блаженный Альваро (руководитель Опус Деи 1975-1994)

Следующим этапом, укрепившим позиции ордена, стала осуществлённая в 1992 г. ускоренными темпами беатификация (причисление к лику блаженных) Хосемарии Эскрива, после которой «Опус Деи» окончательно «вышел из подполья», заставив замолчать своих оппонентов. Выяснилось, что он обладает влиятельными покровителями, среди которых были кардиналы Ратцингер, госсекретарь Анджело Соданочеловек номер два в курии, Поль Пупар и др. Орден, в частности, высоко оценил поддержку Ратцингера, присвоив ему в 1998 г. титул доктора honoris causa Наваррского университета в Пампелунс, являющегося одним из главных учебных центров «Опус Деи». А в 2002 г. состоялась такая же быстрая канонизация Эскрива, в результате чего его богословские идеи стали рассматриваться как часть Священного предания католической церкви.

2

Благодаря отношениям глубокого доверия между понтификом и «Опус Деи», последний превратился в привилегированный, элитный отряд папы. Некоторые исследователи утверждают, что орден настолько интегрировался в окружение Иоанна Павла II, что стал играть доминирующую роль, превратившись по существу в «церковь внутри церкви»11. Ему удалось проникнуть на все уровни системы управления Св. престолом и, отвергая любую внутреннюю критику, последовательно проводить свои взгляды.

Орден поставил своего человека во главе одного из самых важных отделов в курии бывшего врача-психиатра, работавшего журналистом в испанском еженедельнике АВС. Папа испытывал к нему глубочайшее доверие, и со временем он стал одной из ведущих фигур в правительстве Ватикана, обеспечивающей создание нужного «имиджа» церкви в течение 22 лет. Его называли «самым могущественным мирянином Ватикана». При нем пресс-служба отделилась от понтификальной комиссии но связям с общественностью и превратилась в самостоятельный отдел Государственного секретариата, подчинённый непосредственно папе и являющийся вместе с тем инструментом «Опус Деи».

Другой важной фигурой, также формирующей образ Ватикана, стал профессор Священнического общества Святого Креста Йаго де ля Сиерва, вставший во главе созданного в 2004 г. международного телевизионного агентства Rome Reports, освещающего в средствах массовой информации все главные события, касающиеся церкви и деятельности понтифика. Еще один член ордена кардинал Хулиан Эрранс Касадо был непосредственным советником папы и возглавлял Понтификальный совет, по законодательным текстам и дисциплинарную комиссию (местное министерство юстиции) вплоть до своего ухода в феврале 2007 г. в силу преклонного возраста.

Будучи представлен во всех отделах административного аппарата, конгрегаций и понтификальных советов, орден находится в курсе всего, что происходит в церкви. В Рим к нему стекается информация из всех подразделений, в которых благодаря жёсткой системе подчинения и дисциплины составляются подробные отчеты о деятельности каждого члена ордена — такой возможности, естественно, лишены местные епископы и священники.

Все это обусловило уникальную роль «Опус Деи» внутри церкви: аналитики называют его неофициальным центром ватиканской спецслужбы или главной разведывательной службой папы, выполняющей важнейшие политические миссии благодаря использованию своеобразных методов и способов проникновения. Для его деятельности характерны закрытый, секретный характер и «точечная» работа. то есть привлечение конкретных влиятельных, а по возможности ключевых фигур, которые и становятся ядром «агентуры влияния» Ватикана.

Главные направления деятельности «Опус Деи», представляющие для руководства Ватикана первостепенное значение, это, во-первых, обеспечение интеллектуальных разработок стратегического значения и, во-вторых, контроль за финансами.

Что касается первого, то орден призван решать важнейшую идеологическую задачу, заключающуюся в такой перестройке сознания европейских элит, которая обеспечивает полное принятие основных положений того англосаксонского неолиберального проекта, который стал последовательно осуществляться с конца 1970-х гг. и вошел в свою завершающую стадию в 1990-е гг. Идеологические установки ордена, представляющие собой своеобразный симбиоз неолиберализма и религиозного фундаментализма, явились фактически католическим аналогом теории экономической свободы Ф. Хайека и стали основой для разработки соответствующих учебных и исследовательских программ, осуществляемых в контролируемых орденом институтах и образовательных центрах. Известно, что ордену принадлежит 15 университетов (недавно под его начало был передан новый центр католического образования Папский университет Св. Креста в Риме), 11 финансово-коммерческих школ, 97 учреждений технического образования и 170 студенческих общежитий. Кроме этого, члены ордена работают в 500 университетах, более чем 600 газетах и журналах, на 52 радио- и телевизионных станциях, в 38 информационныхагентствах и 12 кинокомпаниях. Показательно, что и во главе престижной Папской духовной академии (школы ватиканских дипломатов) стоял опусдеист архиепископ Юсто Мюллор.

Многие из своих идей «Опус Деи» черпает из теорий американского Института изучения религии и свободы им. Актона (Мичиган), созданного в 1990 г. Его разработки направлены на разъяснение значения связи между верой и свободой для самореализации человека в его мирской деятельности. Он занимается подготовкой религиозных лидеров различных деноминаций, бизнесменов, предпринимателей, преподавателей на основе экономических принципов, тесно увязывая веру с экономическим мышлением. И если религиозных лидеров здесь обучают проведению в жизнь принципов экономической науки, то предпринимателей учат более полно воплощать религиозные принципы в своей профессиональной деятельности и вести «более этичный образ жизни».

Одним же из главных центров распространения этих идей в Европе является основанная в 1986 г. Международная академия философии в Лихтенштейне (IAP). Академия была создана при покровительстве лихтенштейнского принца Ханса Адама II и при активном участии финансов Ватикана, хотя в реальности деньги поступали из США. Сам Ханс Адам II получил образование по специальности «бизнес и финансы», окончив университет Сан-Галлсна в Швейцарии и пройдя стажировку в лондонских банках. В 1970 г., основав Фонд князя Лихтенштейна, он стал финансовой главой государства, после чего здесь были введены налоговые льготы, а налоговые преступления перестали рассматривается как уголовное преступление. В силу этого, а также благодаря повышенной секретности банковских вкладов и лёгкости регистрации бизнеса Лихтенштейн превратился в один из крупных финансовых центров Европы, входивших в число трёх крупнейших «налоговых убежищ» планеты. В 2004 г. Ханс Адам II официально передал функции управления государством своему старшему сыну — наследному принцу Алоису.

Академия в Лихтенштейне, в свою очередь, тесно связана с польским Люблинским католическим университетом, в котором преподавал Кароль Войтыла, будучи профессором этики и нравственного богословия. В последнем сложилась своя теологическая школа, которая основывается на доктрине так называемой вечной философии, в соответствии с которой все вещи изначально делятся на плохие и хорошие. а люди на морально плохих и морально хороших, что фактически обосновывает тот элитарный подход, который так характерен для «Опус Деи». Это философско-духовное течение, к которому принадлежит персонализм Кароля Войтылы и других польских теологов, тщательно изучается в LAP. и именно на этом фундаменте он стремился произвести «духовное обновление Европы». Ректор Академии Йозеф Серферт даже говорит о Шкале (Люблин-Лихтенштейне которую можно считать основным инструментом распространения господствующей католической этики.

На основе неолиберально-религиозных мировоззренческих установок формировалось уже новое поколение европейских политиков, финансистов, экономистов. пришедших на смену старым кадрам в конце XX начале XXI века.

Другая главная забота «Опус Деи» финансовое обеспечение и управление средствами Св. престола. В силу наличия обширной сети фондов и банков орден сконцентрировал в своих руках крупные суммы, главные из которых идут от высокопоставленных нумерариев, которые обязаны завещать в пользу ордена всё своё имущество. Благодаря «Опус Деи», превратившемуся во влиятельнейшую финансовую силу, католическая церковь получила гораздо большую власть над банками, нежели это было в эпоху христианских демократов. Главной опорной структурой Св. престола остался Банк Ватикана, который после разоблачения банкирскомафиозной группировки Марцинкуса сумел восстановить свои позиции в результате соответствующей реформы, предпринятой Иоанном Павлом II в целях создания «положительного» имиджа ИДР. В начале 1990-х гг. во главе банка встал известный банкир Анджело Калойа. В 1999 г. были предприняты действия для его смещения, чтобы заменить Гансом Титмейером, бывшим президентом Бундесбанка, смещённого ЕЦБ. Однако Калойа удержался на посту благодаря личному вмешательству папы, заявившего: «До тех пор, пока я буду жив, никогда немец не будет стоять во главе финансов Ватикана».

Важно также отметить, что начиная с 1980-х гг. в финансах церкви значительно повысилась роль США, в которых существует самая богатая католическая общи- на. Именно сюда стали перемещаться инвестиции Ватикана, а в 1987 г. в Вашингтоне был открыт специальный фонд Иоанна Павла II, сумма инвестиций которого в 1998 г. составила 44 млн. долларов.

3

В начале 1980-х гг., в условиях взятого на Западе курса на неолиберальную перестройку и крайнее обострение холодной войны. Ватикан поставил перед собой задачу добиться восстановления своего международного политического веса и влияния за счет укрепления позиций в странах Восточной Европы. Поскольку и для Ватикана, и для США эти государства превратились в главную арену геополитического противоборства с СССР, их стратегические интересы здесь полностью совпали. Обе силы воплощали друг для друга соответствующий противовес коммунизму: Ватикан — идейный, а Вашингтон — военно-политический.

В 1985 г. в своей статье в журнале «Трайелог» Збигнев Бжезинский в связи с этим укажет: «Я считаю, что все, что делает папа Иоанн Павел II, имеет первостепенное историческое значение. Необходимо покончить с расколом Европы и вер- нуть великую и бессмертную Россию в лоно христианского сообщества и рыночной экономики».

Иоанн Павел II и Бжезинский

Ту же определяющую роль понтифика выделил и М. Горбачёв, заявивший в марте 1992 г. на страницах туринской газеты La Stampa: «Теперь можно сказать, что все, что произошло в Восточной Европе в последние годы, было бы невозможно без папских громадных усилий и роли, которую он играет в политике па мировой арене. Я думаю, что очень значительные шаги, которые мы предприняли в нaшeй стране, имели значение в развитии отношений с Ватиканом. Папа Иоанн Павел II будет играть громадную политическую роль теперь, когда в европейской истории наступили глубокие перемены».

Горбачев и Иоанн Павел II

Взаимные интересы Ватикана и Вашингтона стали основой для совместных действий в Восточной Европе, в подготовке которых одну из важных ролей также сыграл «Опус Деи». Орден использовал свои связи с североамериканскими кланами итальянской мафии, а также близкие отношения личного секретаря папы и главы «польской группы», контролирующей понтифика, архиепископа Станислава Дзивича с американскими членами Трехсторонней комиссии (одна из важнейших теневых структур мирового управления), и в первую очередь с 3. Бжезинским, бывшим помощником Дж. Картера по национальной безопасности. В связи с этим важно отметить, что некоторые исследователи, как, например, испанский священник Лопес Саес, считают, что вопрос о самом приходе Войтылы к власти решался в 1970-х гг. в Белом доме и в бизнес-кругах США и что именно Бжезинский, тесно связанный с Дзивичем, и кардинал Филадельфии Куроль (также поляк) ввели будущего папу в круг людей, приближенных к власти в Вашингтоне. И тот же 3. Бжезинский, регулярно переписывавшийся с понтификом, а также Иозеф Томко, глава Отдела пропаганды Ватикана, бывший тогда главой SP, разработали так называемую операцию «Отрытая книга», целью которой было наводнить антикоммунистической литературой страны Восточной Европы, Украину и Прибалтику для дестабилизации ситуации в СССР. Координировали эту операцию ЦРУ и Священный альянс через работавших на этих территориях священников.

Польша была решающим звеном противостояния, и именно сюда в 1979 г. Иоанн Павел II совершил свой первый восточноевропейский визит, ставший отправной точкой для решительных перемен. В августе 1980 г. было подписано знаменитое Гданьское соглашение, ратифицировавшее создание «Солидарности» первого независимого профсоюза за «железным занавесом», возглавляемого Лехом Валенсой, который становится главным объектом внимания Св. престола. Как говорил Иоанн Павел II, «Валенса послан самим Провидением». Ватикан считал, что в случае победы профсоюза взрывная волна докатится до Украины, Прибалтики, Балкан и, возможно, Чехословакии, что в итоге приведет к полному распаду социалистического лагеря.

В связи с этим глава Священного альянса (СА) разведывательной службы Ватикана Поджи получил от папы приказ внедрить своих агентов в «Солидарность» и сделать эту организацию более открытой, чтобы вовлечь внес прокатоличсски настроенных представителей интеллигенции. Лучшим агентом СА был польский священник-иезуит Казимир Пржидатеку, имевший широкую сеть осведомителей в польских профсоюзах. Среди них выделялся отец Янковский, стоявший во главе прихода церкви Святой Бригитты в Гданьске, членом которого как раз был Лех Валенса. Под влиянием Пржидатеку Валенса в итоге ввел в руководство профсоюза редактора католической газеты Wicz Мазовецкого и историка-католика Б. Геремека, после чего забастовочное движение в Польше перешло под контроль церкви. «Солидарность», поддерживаемая Ватиканом и получавшая посредством СА финансовые средства через банк «Аброзиано» из ИДР, начала распространяться по всей территории страны. По данным исследований, представленных в книге уже упомянутого священника Лопеса Сасса, «Солидарности» в итоге было передано нелегально около 500 млн. долларов.

После избрания президентом Рональда Рейгана между ним и Иоанном Павлом II установились отношения стратегического значения. Как писал исследователь Э. Лебек, «в первые годы правления Рейгана можно было наблюдать появление убежденных католиков на самых высоких постах, чего прежде в истории Соединенных Штатов никогда не было». Активную роль в сотрудничестве с Ватиканом играли директор ЦРУ Уильям Кейси (бывший руководителем избирательной кампании Р. Рейгана), его заместитель Вернон Уолтерс, госсекретарь Александр Хэйг, советник по национальной безопасности Ричард Аллен все католики и (кроме Аллена) рыцари Мальтийского ордена. П. Швейцер, автор книги «Победа», посвящённой тайным операциям США против СССР, писал о назначении У. Кейси: «В то же мгновение родился самый влиятельный директор ЦРУ в истории Америки. Как официально, так и неофициально, он оказался в центре внешней политики. Согласие президента гарантировало ему место в кабинете, так же как и членство в очень немногочисленном Совете национальной безопасности. А важнее всего было то, что он стал членом Рабочей группы по делам национальной безопасности… Эта группа обладала реальной властью в области внешней политики».

Уильям Кейси

7 июня 1982 г. в Ватикане произошла первая встреча между Иоанном Павлом II и Р. Рейганом, в результате которой было заключено соглашение о проведении совместной тайной кампании в Польше в целях разрушения «коммунистической империи». Это соглашение, названное «священным союзом», было обнародовано журналистом Карлом Бернштайном в журнале «Тайм», который получил информацию от верхов Ватикана и главных лиц американского истеблишмента. Как пишет Д. Калаич, разглашение этого пакта на «всю мировую деревню» имело целью показать всем католикам, что Ватикан на стороне нового мирового порядка, и предложить им следовать за понтификом.

Как утверждал Ричард Аллен, «отношения с Ватиканом представляли собой один из самых больших тайных союзов во всей истории». Именно после этой встречи Рейган выступил с программной речью в Лондоне, в которой объявил «крестовый поход» против «империи зла». 1983 г. он объявляет «годом Библии», что было подтверждено 18 апреля того же года на встрече папы с членами Трехсторонней комиссии, прибывшими в Ватикан почти в полном составе. А в 1984 г. между Ватиканом и Вашингтоном устанавливаются дипломатические отношения, и в США открывается не менее полусотни центров «Опус Деи» (хотя представительство ордена в США существует с 1949 г.). Члены ордена появляются в Белом доме, в средних и высших эшелонах Пентагона, и с тех пор до настоящего времени влияние ордена не перестает расти.

Иоанн Павел II и Рональд Рейган

Действия Рейгана и папы на польском направлении были полностью согласованы. Рейган заявил Кларку и Кейси: «Мы не должны вторгаться в страну и от имени народа свергать правительство. Единственное, что мы должны сделать, это воспользоваться “Солидарностью» как оружием, чтобы добиться успеха». В итоге, как свидетельствовал американский журналист Карл Бернстайн, «американское посольство США в Варшаве превращается в ведущий центр ЦРУ в социалистическом мире», а Кейси становится «главным архитектором» по вырабатываемой в Польше политике. 3. Бжезинский сохранил место связного между Белым домом и ватиканским Священным альянсом, который выступал в качестве главного эксперта и координатора действий западных спецслужб в странах Восточной Европы по проведению секретных операций.

Ответственным за совместные операции ЦРУ и СА был назначен глава Польско- американского конгресса Ян Новак. Он занимался сбором средств и переправкой их в Польшу для финансирования подпольных изданий, аренды типографий, пересылки фотокопий и т.д. Благодаря внедрённому в польское Министерство обороны агенту, которым был адъютант генерала Ярузельского Ришард Куклинский, Священный альянс получал важную информацию, передаваемую Вашингтону. Другим активным участником операции «Польша» был представитель папы в Вашингтоне архиепископ Пио Лаги, с которым регулярно встречались Кейси и Кларк. Через них, минуя нормальные каналы государственного департамента, проходила вся информация, касавшаяся Польши.

Все основные решения Рейган, Кейси и Кларк принимали в тесном контакте с папой, с которым Вернон Уолтерс с 1981 по 1988 г. встречался 7 раз, а Кейси 15. Представители администрации Рейгана позднее признавались, что по уровню осведомленности и анализа ситуации в Польше ксендзы опережали американских разведчиков и дипломатов. Так, Хейг заявил: «Вне всякого сомнения, информация, которую поставлял Ватикан, абсолютно превосходила нашу по всем параметрам и по качеству, и по оперативности». А архиепископ Лаги свидетельствовал: «Моя роль заключалась в том, чтобы облегчить роль между Уолтерсом и святым отцом. Святой отец знал своих людей. Ситуация была чрезвычайно сложной, и нужно было решать, как настаивать на правах человека, свободе религии, как поддерживать “Солидарность»… Я говорил Вернону: слушайте святого отца, у нас 200-летний опыт в этом деле».

Выборы в Польше 1989 г., выигранные «Солидарностью», запустили цепную реакцию, которая привела к падению коммунистических режимов в других социалистических странах и закончилась разрушением Берлинской стены в декабре1989 г., так что роль «святого отца» в этих деструктивных процессах действительно оказалась во многом определяющей.

Таким образом, Ватикан оказался активным соучастником перестроечных процессов в Восточной Европе, отстаивающим свои стратегические интересы с помощью новейших методов религиозной геополитики. Стремясь к объединению Европы, он открыто поддержал экспансию Европейского союза на восток, однако программа Иоанна Павла II включала в себя не только восстановление влияния Ватикана в католических странах бывшего соцлагеря, но и его утверждение в тех странах, которые были потеряны в результате «великой схизмы», поэтому Украине, Белоруссии и России папа уделял особое внимание.

Ватикан сыграл незаменимую роль в качестве посредника в налаживании связей Запада с советским руководством и в перестроечных процессах на Украине.

В 1988 г. Горбачеву в Москве через государственного секретаря Ватикана кардинала Агостино Казароли было передано послание от Иоанна Павла II, в результате чего 1 декабря 1989 г. состоялась встреча между Горбачёвым и папой в Ватикане, в ходе которой они около часа беседовали в присутствии двух переводчиков в личной библиотеке понтифика. По завершении беседы советская делегация отбыла на Мальту для встречи с Дж. Бушем-старшим.

После этой встречи начинается активизация деятельности католиков в Советском Союзе. В первую очередь легализуется деятельность униатов, которым были предоставлены значительные льготы в ущерб Русской православной церкви. На Западной Украине начинаются регулируемые из одного центра демонстрации униатов против православных, погромы и захваты их храмов, сопровождаемые избиением и надругательством над священниками и мирянами. В итоге на Галичине были разгромлены три православные епархии — Тернопольская, Ивано-Франковская и Львовская. В последней из 1000 существовавших там приходов осталось только 40. А в 1990 г. производится раскол в Украинской православной церкви Московского патриархата и образуются Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная православная церковь. Восстанавливаются католические приходы на западных землях Украины и Белоруссии по состоянию на 1 сентября 1939 г. Через частные приглашения начался мощный заброс миссионеров. местные власти выделяют значительные бюджетные средства на восстановление храмов. В итоге если в 1992 г. здесь было 92 католических прихода, то в 1996 г. уже 651 и действовали 22 монастыря, 193 воскресные школы, две семинарии и Высший колледж Св. Фомы при Киевском университете.

Продолжение следует

Четверикова О.Н., De Personis, Москва 2019

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *