Картина Мира

Новогоднее волшебство с антресолей… Интервью с коллекционером сказочных вещей

Колокольчики и свечи, красная звезда и покорители Крайнего Севера, герои сказок Пушкина и ежики с самоварами – мода на елочные игрушки развивается по собственному сценарию.

На смену кукурузе и космическим спутникам 60-х годов приходят разноцветные пластиковые шары 90-х. В то время как игрушки прошлого века коробками «выселяют» с антресолей, коллекционеры выстраиваются в очередь за новогодним раритетом.

«Истории новогодней игрушки» — выставка на основе коллекции Алексея Кузнецова, которая пройдет в Центре Гиляровского, филиале Музея Москвы, с 21 декабря по 13 января. Пять реконструированных елок — от дореволюционной до современной — будут украшены игрушками, в которых нашли отражение все важные события страны.

Корреспондент «Мосгортур» поговорил с Алексеем Анатольевичем [Кузнецовым] и узнал, как две игрушки из детства положили начало тысячной коллекции.

— Елочные игрушки – не самый распространенный предмет коллекционирования. С чего началось Ваше увлечение?

— Я же не коллекционер игрушек, абсолютно. Я о них вспоминаю только в конце декабря, когда надо елку наряжать. А в прошлом году я отказался елку ставить – внуки живут отдельно, дети тоже. Но в итоге все же заставили. Сказали: «Внуки приедут, куда подарки класть?» Я достал коробку, и опять случилась та же история. Я обнаружил две елочные игрушки из своего детства конца 50-х — начала 60-х годов. Это две простые игрушки – велосипед и мельница — все остальные разбились или потерялись при переезде. Когда на них смотрю, начинаю сразу все вспоминать – моменты праздников кружатся как в калейдоскопе.

— А из чего они сделаны?

— Это монтажная игрушка – обычная проволока, на которую нанизываются трубочки, стеклянные шарики. Из них делают всякие фигурки – самолеты, вертолеты, космические корабли. Несмотря на солидный возраст мои игрушки привлекают внимание, внуки в первую очередь всегда замечают именно их.

— Как получилось, что ваши детские игрушки стали основой для большой коллекции?

— За три дня до Нового года, это было в прошлом году, мой сотрудник приходит и объявляет, что он залез на антресоли, обнаружил там коробку с игрушками старыми и собрался нести ее на помойку. А я вспоминаю свои две игрушки и что должны приехать внуки, и говорю: «Какая помойка? Вандализм. Неси эту коробку сюда. Я повешу игрушки на елку, чтоб внуки видели мое детство». И он принес. 48 игрушек конца 50-х годов. Я на елке сделал уголок с этими игрушками. Он сильно отличался от других сторон елки, прям машина времени какая-то. Это была первая случайность.


Та самая мельница из коробки Алексея Кузнецова

— А были и другие?

— Да. Числа 2-3 января я поехал к старшему брату и рассказал ему эту историю. А он мне такой: «У меня в гараже таких игрушек целая коробка валяется. Лет 15 уже. Сестра говорила выкинь, а я все забывал». Пошли мы в гараж, достали коробку – еще 25 штук. Уже начала 50-х годов. Вот это две случайности, а дальше началось волшебство. Вы верите в волшебство?

— Конечно. Тем более под Новый год.

— Вот и я верю. Особенно в волшебство человеческих отношений. У меня много знакомых в авиационно-строительных фирмах и корпорациях. Я начал рассказывать эту историю в шутку, что у меня теперь почти половина елки — «старая». И люди понесли. Понесли с антресолей. Так, оказывается, устроен мир, что о многих игрушках давно позабыли, и они лежат где-то и пылятся. В итоге, эта история не про коллекционирование, эта история об антресолях. Сначала появляется 5 игрушек, потом 20, потом 100, 200, 500.

— А сейчас сколько?

— Больше тысячи. Представляете, что это? Это волшебство.

— За год?

— Меньше. Поток иссяк где-то в августе. Сколько ж можно (смеется). И я начал интересоваться историей, техникой. Ведь когда перед вами груда игрушек, и столов не хватает, чтобы это уложить многими слоями, надо все куда-то девать. А я по роду своей деятельности привык все систематизировать, находить закономерности (Алексей Анатольевич — инженер). А здесь разобраться невозможно. Есть игрушки из папье-маше, есть ватные, стеклянные игрушки, которые дополнительно делятся на подвесы и прищепы, есть монтажная игрушка, когда из проволочек собирается какой-то предмет. Есть картонаж, когда на картоне печатают изображение и вышибают его станком. Крокодилы, зайцы, кого там только нет. Самый знаменитый набор картонажа 1938 года называется «Скотный двор».

— Он у вас есть?

— Нет, он стоит несколько миллионов. Рублей, правда.

— Не хотели приобрести игрушки из него?

— Это уже вопрос коллекционирования. Совсем другая история. После картонажа появились игрушки из пенопласта, пластика, фольги. Разные техники. И мне стало интересно. Я начал искать литературу. Ее по этой теме очень мало, только несколько книг. Я узнал, что в 2008 году вышел каталог елочных украшений СССР с 1936-го по 1970-й годы, 2 тысячи иллюстраций.

— А почему именно этот период?

— Война коммунистической партии с Рождеством, которая велась с 1917 года, не дала результатов. На первом совещании стахановцев в 1935 году Сталин сказал, что «жить стало лучше, товарищи, жить стало веселее». А позже в «Правде» вышла статья с предложением организовать советским детям хорошую елку к новому году. Так и придумали праздник Новый год. И вся страна бросилась рубить елки и искать игрушки. А игрушек-то нет. Стали открывать артели, появились указы о немедленном начале производства игрушек. Их делали даже на заводах – из промышленных отходов. Все было взято под контроль государства — нельзя было выпускать игрушки без одобрения партии. При ЦК был создан специальный отдел, который курировал и утверждал все игрушки. Елку решили сделать ярким воспоминанием для детей.

— Какие игрушки выпускали в это время?

— Фигурки персонажей из русских народных сказок, преимущественно картонаж, игрушки из ваты, папье-маше, монтажные композиции из бус, дирижабли и танки. К 1941 году число официально разрешенных к производству елочных игрушек достигло двух тысяч наименований. Заводы открыли сначала в Москве и Ленинграде, а в более мелких городах их не было.

В 1938 году появилась техника канитель – когда из отходов промышленного производства, делали разные игрушки: теннисные ракетки, гнезда с птенцами, пауков. Но после 1945 года она ушла. Делали елочные шары, но стеклянных было мало. В основном красили бракованные лампочки, на них рисовали зайчиков и других персонажей и выпускали. Этим занимался московский завод, который заставили открыть отдельный цех по производству игрушек из бракованной продукции. Появились тематические цветные шары: война в Монголии, красноармейцы, сцены из сказок. Выпускали и шары с изображением Сталина, Ленина, Маркса и Энгельса, но они просуществовали месяца два-три — был сильный дефицит. Найти сегодня такие шары — большая удача для коллекционеров.


И Гена Крокодил…

— Что происходило с производством игрушек после Великой Отечественной войны?

— Во время войны игрушки были уничтожены. Сейчас найти старые игрушки можно только в Сибири, там, где не бомбили. В 1945-м все начало постепенно восстанавливаться, причем такими темпами, что вершина развития елочной новогодней игрушки – 1950-1965 годы. Тогда появились игрушки, которые мы все любим и от которых глаз нельзя оторвать. Фигурки героев из сказок Пушкина – царевна Лебедь, князь Гвидон, Черномор. Стеклянные игрушки на прищепках, ручной выдувки и штамповки. «Чиполлино» – знаменитый набор из 20 фигурок.

Было много игр с елочными украшениями в 40-50-е годы. Папа или мама говорили ребенку: «Я вижу игрушку из такой сказки, а найди мне еще кого-нибудь из этой сказки». Игрушки вешали специально в разных местах елки, и ребенок ходил вокруг и искал. Я жене своей на прошлой неделе задал похожий вопрос. Стоит елка 50-х годов, собранная для выставки, я показываю на нее и говорю: «Видишь золотая рыбка висит, а где старуха? Где старик?». Она смотрела-смотрела, старуху нашла.

— А старика?

— Старика – нет. Он такой благообразный, незаметный. А старуха большая, злая, сразу найти можно.

— Почему после 60-х «развитие» игрушек остановилось?

— В 1965-м году ситуация ухудшилась. Производство стало автоматизированным, тиражи увеличились. Это привело к обесцениванию игрушек – они стали стоить копейки, их можно было разбивать и не бояться, потому что в магазине были другие. В 70-х наступила эра абстракционизма – непонятно, что за игрушка, какой формы и содержания. Крокодил Гена стал похож на всплывшее на болоте полено, а Чебурашка превратился в непонятного уродца. Все завершилось 90-ми. Пришла мода из Европы – однотонные шары и больше ничего. Сейчас такое можно увидеть в общественных помещениях.


— Неужели история елочных игрушек так и закончилась в XX веке?

— Нет, XXI век вернул все обратно — усилилась национальная идея, выросла значимость ручной работы. Современные игрушки — это авторская работа, только с малыми тиражами. В моде штучный товар. А елка сегодня намного ярче и «глубже», по сравнению с 90-ми. Каждая игрушка несет определенный смысл, и это завораживает. Это настоящая магия.

© «Русская планета», 19 декабря 2018

https://rusplt.ru/new-year/istoriya-novogodney-igrushki-35320.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *