Картина Мира

ЭВРИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД ОБУЧЕНИЯ (или искусство предоставлять детям самим доходить до познания предметов)

Все серьезно изучающие историю воспитания в наше время согласятся с тем, что еще много пройдет времени, пока можно будет закричать : «эврика! эврика!» найдя идеально совершенную систему обучения, однако опыт недавнего прошлого дает право заключить, что мы ускорим наступление этого желанного времени, если будем стараться ослабить дидактическое и усилить эвристическое обучение; весьма значительные успехи, достигнутые в последнее время, несомненно обусловливаются применением эвристических методов и упражнений

В этой статье говорилось между прочим, что самый лучший путь к приобретению познаний, самый лучший метод, какой только может избрать каждый отдельный человек, — это тот путь исследования, по которому в минувшие времена шли целые народы; что метод обучения, приближающийся к методам исследования, должен быть признан наилучшим потому, что он не довольствуется только преподаванием истин, которые сами пo себе бесплодны и безжизненны, a приводит к самому корню, из которого они выросли.

Не будет слишком смело утверждать, что элементарная физика должна преподаваться не для одних полезных знаний, a должна быть и средством умственного развития. Если предмет преподается имея это в виду, то он развивает такие умственные силы, которые не пробуждаются и даже часто убиваются одним изучением языков, истории и математики. Для того, чтобы изучение физики могло проявить такую развивающую силу, необходимо, чтобы оно выясняло научный метод исследования природы путем наблюдения, опыта и рассуждения, поддерживаемых гипотезами. Учащиеся должны быть поставлены в положение исследователей, и им должна быть дана возможность самим производить опыты. Уроки должны касаться вопросов, которые легко могут быть поняты детьми, и для иллюстрации должны быть выбраны предметы и явления, знакомые им из повседневной жизни.

Эвристический метод ставит учащегося в положение исследователя и позволяет открывать научные факты, вместо того, чтобы только слышать о них.
Начинающий не только может, но и должен быть поставлен в положение первого исследователя, и все изучавшие вопрос практически приходят к такому же заключению. Дети приходят в восторг, если их ставят в такое положение, когда они составляют как бы партию исследователей.

Недостаточно только вести преподавание по воображаемому пути исследования, необходимо предоставить детям самим решать задачи и приобретать в этом возможно больший навык. Конечно, эти задачи должны быть тщательно соразмерены с силами учеников, которых нужно вести вперед незаметным образом, но не следует сообщать им наперед и определенно, что нужно искать и как искать. Это значило бы портить их и было бы просто преступно.

Дело обучения детей никогда не следует смотреть как на дело, которое можно исполнять кое-как, но как на священную обязанность. Весь смысл учительской обязанности может быть выражен в одном маленьком, но очень выразительном на английском языке слове: научить детей делать (to do).

Напрасно ссылаться на то, что молодые школьники не могут сани что-нибудь открыть; но всегда нужно предлагать им факты так, чтобы был достаточно виден тот путь, который ведет к выводам, и чтобы были ясны те методы, какими, опираясь на эти факты, можно придти к некоторым заключениям. И прежде чем применять в сколько-нибудь значительной степени дидактический метод, должен быть пройден основательный курс эвристическаго обучения, задача которого — дать полное понимание метода и развить способность им пользоваться. Научный склад ума, научные способы работы должны сделаться настолько привычными, чтобы обходиться без них сделалось невозможным. Отсюда неизбежно вытекает, что предметы должны предлагаться учащимся в таком порядке, чтобы те из них, которые могут проходиться опытным путем, были поставлены в первой очереди.

Эвристические экспериментальные занятия, правильно поставленные, имеют, по мнению Г. Армстронга, чрезвычайно важное воспитательное значение, так как они разными путями содействуют выработке нравственных и умственных качеств учащихся: во-1-х, они возбуждают интерес к обыкновенным предметам и обыденным явлениям, о которых учащиеся не просто слышат что-нибудь, но сами постепенно приобретают познания. Таким образом дети приучаются обращать внимание на эти явления и становятся наблюдательными н любознательными.

Они научаются пользоваться весами, взвешивать и измерять, и не одни только предметы, но также поступки и слова, потому что все что они делают, они должны делать точно. Измерения делаются везде, где только возможно, и учащиеся на практике познают, насколько они необходимы для того чтобы делать точные выводы. Измерения и взвешивания производятся настолько часто, что входят в привычку учащихся. Учащиеся приобретают навык к правильным наблюдениям ; от них требуют аккуратности во всех делах; их приучают не тратить лишних материалов и быть бережливыми. В них вырабатывается привычка терпеливо доходить до подробностей, навык логически мыслить, судить здраво и основательно. Изобретая и приспособляя аппараты, задумывая и производя опыты, они развивают в себе ловкость и находчивость.

Необходимо признать, что задача вовсе не в том, чтобы преподать ту или иную отрасль науки, a в том, чтобы научить научному методу, развить способности, ныне редко упражняемые, но чрезвычайно важные для успешного исполнения всевозможных обязанностей обыденной жизни.

Обучение может вестись с успехом только сочувствующими делу и развитыми учителями. Дело это должно завоевать себе симпатии и быть поставлено так, чтобы оно не считалось чем-то менее важным, чем другие занятия.

ТРЕБОВАНИЯ К УЧИТЕЛЯМ

Учителя должны быть более широко образованы, должны более широко охватывать свой предмет, быть более предусмотрительны, более способны взвешивать все условия задачи, решать которую они призваны, более склонны идти вперед в своем деле и не бояться перемен, хотя бы и сопряженных с беспокойствами, они должны иметь высокое понятие о нравственных обязанностях своего призвания.

Учить научно всегда труднее, чем учить механически, но от нас настоятельно требуются научное обучение, a не обучение науке, и мы должны найги способ дать его.

Получение хороших учителей представляет чрезвычайно большие трудности, если университеты не придут здесь на помощь. преподавание в нынешних педагогических учреждениях ведется самым анти-эвристическим методом, так что от них мало можно ожидать помощи. Нужны особые специальные меры, чтобы обеспечить школы подготовленными учителями и учительницами.

Даже в тех случаях, где остальные условия благоприятны, выступает на сцену вечное пугало—таблица распределения часов. Вначале еще не представится затруднений в постановке этого предмета в тех же условиях, как и всякого другого. Но когда дело дойдет до опытов с аппаратами, не многое можно будет сделать, пользуясь только тем временем, какое отведено на обыкновенный урок.

По всей вероятности, затруднения относительно времени не будут совершенно устранены, пока не произойдет радикальное изменение в способе ведения школ, пока не приобретет прав гражданства новый взгляд на школьную жизнь,—взгляд, основанный на признании того положения, которое было высказано Гёксли, — что главную цель жизни составляет не знание, a деятельность.

Наши школы имеют задачи. Большая часть выходящих из них избирает занятия требующие сидячего образа жизни. Их воспитание дает некоторую подготовку к этого рода занятиям. Но они вовсе не подготовлены к деятельной жизни. Мы должны самым решительным образом протестовать против того порядка, который обрекает нацию к тому, чтобы остаться позади других. Вместо того, чтобы принимать в наших школах меры к водворению молчания, мы должны были бы поощрять учеников к разумным беседам о том, что они делают в школе. Почему наши дети так редко разговаривают о своих школьных делах? Почему всюду слышится так много пустых разговоров? Почему так много читается пошлых произведений литературы? He потому ли это, что так мало поощряются разумные беседы и чтение в школах?

Когда дети вместе занимаются открытием для себя научных истин, y них естественно возникает потребность вместе обсуждать свое дело, обмениваться мнениями, спрашивать друг y друга совета. Они так интересуются своим делом, что не могут не говорить о нем.

Нельзя представить себе ничего менее разумного, менее целесообразного в смысле подготовки к жизненному делу, чем система вынужденного молчания, практикуемого в наших школах. Эта система является неизбежным следствием дидактического классного обучения, переувлечения учебниками и пренебрежительного отношения ко всякому инструменту и орудию, кроме пера.

https://vk.com/wall-43652394_924

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *