Картина Мира

Ген всевластия : эксперимент Дидье Дезора.

Дидье Дезор, исследователь лаборатории биологического поведения университета Нанси (Франция), с целью изучения плавательных способностей крыс, поместил в одну клетку шесть зверьков. Единственный выход из клетки вел в бассейн, который необходимо было переплыть, чтобы добраться до кормушки с пищей.

В ходе эксперимента выяснилось, что крысы не плыли вместе на поиски пищи. Все происходило так, как будто они распределили между собой социальные роли: были два эксплуататора, которые вообще никогда не плавали, два эксплуатируемых пловца, один независимый пловец и один не плавающий козел отпущения.

Процесс потребления пищи происходил следующим образом. Две эксплуатируемые крысы ныряли в воду за пищей. По возвращении в клетку два эксплуататора их били до тех пор, пока те не отдавали свою еду.

Лишь когда эксплуататоры насыщались, эксплуатируемые имели право доесть остатки пищи. Давайте посмотрим, что было дальше …

 

 

В лабораторных условиях крысы мужского пола в возрасте 60 дней помещались в клетку по 6 особей с выходом на бассейн. В другом конце бассейна находилась кормушка, пищу из которой необходимо было принести в клетку, чтобы съесть.  Дистанцию около 1 метра крысе нужно было проплыть под водой. В ознакомительный период (2 дня) в бассейне не было воды, в последующие 7 дней она постепенно прибывала. Сравнивались крысы пород Long-Evans (LE) и Wistar (WI).

Крысы разделились на тех особей, кто приносил пищу (28 из 58 или 48,3 % для породы WI, 27 из 53 или 50,9 % из породы LE) и тех, кто этого не делал, но отбирал пищу у приносящих ее особей.

Крысы-эксплуататоры сами никогда не плавали. Чтобы наесться досыта, они ограничивались тем, что постоянно давали взбучку пловцам. Автоном (независимый) был довольно сильным пловцом, чтобы самому достать пищу и, не отдав ее эксплуататорам, самому же и съесть. Наконец, козел отпущения, которого били все, боялся плавать и не мог устрашать эксплуататоров, поэтому доедал крошки, оставшиеся после остальных крыс.

То же разделение — два эксплуататора, два эксплуатируемых, один автоном, один козел отпущения — вновь проявилось в двадцати клетках, где эксперимент был повторен.

Чтобы лучше понять механизм крысиной иерархии, Дидье Дезор поместил шесть эксплуататоров вместе. Крысы дрались всю ночь. Наутро были распределены те же социальные роли: автоном, два эксплуататора, два эксплуатируемых, козел отпущения.

Такой же результат исследователь получил, поочередно поместив в одной клетке шесть эксплуатируемых крыс, затем шесть автономов и шесть козлов отпущения. При помещении в клетку по 6 особей одного поведения (только «эксплуататоров» или только «работников») распределение крыс по социальным группам восстанавливалось: среди «работников» появлялись «эксплуататоры» и наоборот.

В результате выяснилось: каков бы ни был предыдущий социальный статус индивидуумов, они всегда, в конце концов, распределяют между собой новые социальные роли.

Опыт был продолжен в большой клетке, куда посадили 200 особей. Крысы дрались всю ночь. Утром трех крыс, с которых содрали шкуру, нашли распятыми на сетке. Мораль: чем больше в крысином стаде численность населения, тем больше крысиная элита проявляет жестокости по отношению к эксплуатируемым и козлам отпущения.

В то же время проявились некоторые отличия: в большой клетке крысы – эксплуататоры создали иерархию своих заместителей, чтобы с их помощью навязывать свою власть другим крысам и даже не утруждать себя непосредственно террором эксплуатируемых крыс и козлов отпущения.

Исследователи университета Нанси продолжили эксперимент, исследуя мозг подопытных крыс. Они пришли к неожиданному на первый взгляд выводу, что наибольший стресс испытывали не козлы отпущения или эксплуатируемые крысы, а как раз наоборот — крысы – эксплуататоры.

Несомненно, эксплуататоры очень боялись потерять свой статус привилегированных особей в крысином стаде и очень не хотели, чтобы однажды их самих вынудили работать.

 

 

Бернард Вербер в книге «Мы, боги» сообщает, что в более крупных популяциях (200 особей) крысы выстраивали иерархию из заместителей и жестоко расправлялись с «несогласными», но при этом исследования мозга показали, что «эксплуататоры» страдали от повышенного стресса.

Источник.

4 идей о “Ген всевластия : эксперимент Дидье Дезора.

  1. Владимир

    Интересное моделирование лагерной жизни. Некорректое конечно же, но интересное…

    А есть сведения подобных экспериментов, при наличии самок?

      1. Владимир

        Спасибо! Очень интересно! Непонятно, в случае, когда добыча ресурса становится трудной — выстраивается четкая социальная система… Правда в том эксперименте без самок не видно преимуществ выстраиваемой социальной системы, в сравнении с ее отсутствием…

        А когда нет никакой сложности в добыче ресурса — популяция вырождается и нет никакой вертикальной иерархии…

        Пока мне странно это все…
        Не понимаю…

        1. zhugeliang

          —А когда нет никакой сложности в добыче ресурса — популяция вырождается и нет никакой вертикальной иерархии…

          —Пока мне странно это все…
          —Не понимаю…

          А тут все просто: без давления внешних факторов человек не будет преодолевать преграды (подниматься). Если всем все дать — человечество погибнет (как мыши). Нужен стимул.

          А при очень трудной добыче ресурса быстро выстраивается вертикальная иерархия. Примерами могут быть тюрьма или экспедиция, где сложные условия выживания. Там не сюсюкаются))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *