Картина Мира

Глубинная причина Великого Финансового Кризиса

Автор Антал Фекете (Antal E. Fekete) профессор Мемориального Университета Ньюфаундленда. Речь, произнесённая 6 октября 2010г. на экономических слушаниях в Мюнхене. Профессор, являющийся апологетом золотого стандарта, приводит интересные исторические параллели в доказательство своей теории.

117117-Flibustier

Согласно последним информационным сюжетам, не особо обсуждаемых в средствах массовой информации, 3 октября 2010г. после более чем 90 лет рабства, Германия осуществила последнюю выплату по репарациям за Первую мировую войну. Это событие весьма символично. Оно даёт мне возможность с огромным удовольствием одним из первых поздравить вас, буквально часы спустя, как немецкий народ окончательно сбросил с себя оковы долгового рабства.

Более 50 лет я изучал деньги и кредит, и в итоге пришёл к выводу: большинство, если не все, великие события в истории человечества с момента изобретения денег имеют причинно-следственную связь. Эту связь нужно искать в употреблении или злоупотреблении деньгами и кредитом – если копнуть поглубже.

Мой рассказ претендует на беспристрастность, подкреплён экономическими аргументами и не имеет националистического подтекста.

Свой тезис я проиллюстрирую на следующем примере:

Великая Депрессия 30-х годов, и в частности беспрецедентная безработица по всему миру, была вызвана решением стран-победителей в I Мировой Войне, блока Антанты, вернуться к золотому стандарту, НО без возврата расчётной палаты, или международного вексельного рынка (учетный [вексельный] рынок ( часть денежного рынка, на котором осуществляется перераспределение краткосрочных денежных средств между кредитными институтами путем купли-продажи векселей и ценных бумаг со сроками погашения до одного года ).

Это решение было принято в секрете, широко никогда не обсуждалось. Но нет никаких сомнений в том факте, что в 1920-х годах все, и Кейнс в том числе, признавали желательность скорого возвращения к золотому стандарту. И если бы не запрет, то торговля векселями возникла бы самопроизвольно.

Чего хотели добиться этим решением, так это грубой силой заблокировать многостороннюю мировую торговлю. Было решено заменить её двусторонней торговлей, или бартером, можно сказать кастрированной системой. Но почему страны Антанты приняли такое глупое решение, которое навредило их собственным производителям и потребителям, к тому же препятствовало восстановлению после войны? Они сделали это, потому что хотели наказать Германию сверх условий Версальского мирного договора. Они хотели поддерживать военную блокаду, только под другим названием. Хотели следить, а если нужно и контролировать, перемещение товаров через границу Германии. В мирное время добиться этого можно было лишь заменив многостороннюю на двустороннюю торговлю, заблокировав финансирование мировой торговли краткосрочными коммерческими векселями, известные также как реальные векселя. Иными словами страны Антанты постепенно свернули самоликвидирующийся (самопогашаемый) кредит (кредит, который используется для финансирования конкретной операции и погашается за счет доходов от этой операции) и заменили его на искусственный банковский кредит, создание которого они могли контролировать через свои центробанки.

До 1914г. мировая торговля была многосторонняя. Под этим понимается то, что импорт оплачивался выпуском, индоссированием и акцептованием переводных векселей подлежащих оплате золотом сроком не более 91 дня после доставки базового товара. С тремя подписями – экспортёра, импортёра и признанного акцептанта – вексель проходил выдающиеся метаморфозы: он становился деньгами. Мимолётными, но всё же деньгами. Экспортёр мог заплатить им оплату своих импортных товаров передав, после индоссирования, экспортёру третьей страны. Этот экспортёр мог, в свою очередь, оплатить свой импорт и так далее. Только этим фактом можно объяснить беспрецедентное развитие мировой торговли в течении 100-летнего периода между 1815г., отмеченным окончанием наполеоновских войн, и 1914г., когда началась I Мировая Война. Такой рекордный срок не был бы возможен без расчётной (клиринговой) палаты (учреждение, занимающееся взаимными расчетами по чекам, векселям и другим инструментам ) золотого стандарта, рынка векселей. Географически эта расчётная палата была расположена в лондонском Сити. Это были крупные лондонские торговые дома и банки, где и выписывались переводные векселя. Там же находились акцептные дома (коммерческий банк, который в обмен на комиссионные акцептирует тратты, взятые у определенных доверенных лиц). Однажды индоссированные и акцептованные, эти векселя начинали обращаться сами, как может обращаться только монетарное золото: без ограничений.

И этот лондонский клиринг-хаус золотого стандарта был заблокирован, запрещён, саботирован решением стран Антанты в Версале в карающий момент их победы. Они даже не анализировали экономические последствия своего поступка, кроме очевидного эффекта перевода зарубежной торговли Германии под ручное управление, и не смогли увидеть отдалённые последствия своей неосмотрительности.

Чтобы показать, насколько близоруким было решение блокировать обращение реальных векселей, рассмотрим аргумент немецкого экономиста Генриха Риттершаузена (Heinrich Rittershausen) (1898-1984), который он представил в своей монографии “Безработица и накопление капитала”, опубликованной в 1930 г., но явно написанной ещё до наступления Великой Депрессии. Риттершаузен предсказал, что вслед за коллапсом золотого стандарта, ужасная волна безработицы опрокинет мировую экономику.

В рамках многосторонней мировой торговли, финансируемой через реальные векселя, существовало понятие, которое мы можем назвать Фондом заработной платы – с помощью которого мог оплачиваться труд рабочих, производящих продукцию повышенного спроса. Запомните, что эти товары в течение своего “периода созревания” (период между первоначальным запросом информации о товаре и размещением заказа на него ) вплоть до 91 дня мог быть и не продан конечному потребителю. Он, потребитель, мог оплатить покупку лишь золотой монетой, а ни производитель полуфабрикатов, ни оптовик и ритейлер не могли в данной ситуации использовать золото: они могли выдавать и индоссировать векселя. Период погашения векселя золотом, которым могли выдавать зарплату, мог занять 91 лень (или 13 недель, или 3 месяца, или квартал), но рабочим всё это время нужно что-то есть, где-то спать, обуваться, одеваться и т.д. Они не могут ждать все эти 3 месяца, пока конечный потребитель не оплатит продукцию золотом, зарплаты выдаются еженедельно, а не ежеквартально.

Таким образом, как мы видим, такой Фонд заработной платы был абсолютно необходим для поддержания мировой торговли и полной занятости на уровне, достигнутом к 1913г. Такой фонд мог существовать лишь на основании рынка векселей. Значительная часть выпуска реальных векселей была предназначена для выплаты зарплат, оставшаяся – для оплаты поставок. Система работала чрезвычайно удачно: о ‘структурной’ безработице никто и не слышал до I Мировой Войны.

Фонд был невольно разрушен странами-победителями в том самый момент, когда они решили остановить финансирование мировой торговли посредством вексельного обращения, которое существовало до 1914г. В результате мировая торговля так и не восстановилась по-настоящему. Двусторонняя торговля, бартер или прямая оплата золотом и обмен золота заменили самоликвидирующийся кредит.

Разрушение Фонда сразу никто не заметил. Огромная послевоенная инфляция внесла неразбериху на целое десятилетие, и скрыла полное отсутствие безотказного источника, из которого могли бы выплачиваться зарплаты. Правда, избыточные деньги смогли перекачать в чрезмерную спекулятивную активность на рынках финансовых векселей, недвижимости и акций. Реальные векселя были заметны лишь своим отсутствием.

И когда не стало хватать кэша из-за лопающихся один за другим пузырей (пузырь казначейских облигаций США в 1920г., пузырь недвижимости во Флориде 1925г., и наконец, пузырь на фондовом рынке 1929г.), отсутствие Фонда зарплат, разрушенный десятилетием назад, тотчас же стал очевиден: нечем стало платить работникам, их увольняли, они вынуждены были существовать на жалкие пособия. Беспрецедентная волна безработицы охватила мир. Диктатура может избежать бедствий безработицы уничтожением гражданских свобод: Ленин под лозунгами интернационального социализма, Гитлер под лозунгами национал-социализма (видимо, Ленина сюда автор за компанию внёс: один бы Гитлер невнятно смотрелся ).

Единственным экономистом в мире, кто смог предвидеть грядущую опасность, был Риттершаузен. Но международное сообщество экономистов обошлось с ним так же, как и немецкой делегацией на Версальской мирной конференции. Новое экономическое учение было провозглашено “пророком” Джоном Кейнсом (John Maynard Keynes), который затем резко переменил свою позицию. Он был самым ярым оппонентом возвращения Британии в 1925г. к золотому стандарту. Не потому что он понимал, что “новый старый” золотой стандарт был нежизнеспособен без самой насущной части: расчётной палаты. Кейнс возражал введению золотого стандарта из-за расхождения доктрин: согласно его учению, золотой стандарт устарел, ограничен и был помехой прогрессу. Новые заповеди призывали к гибким обменным курсам валют, чтобы ими было легко манипулировать в угоду скрытой политической повестке дня. Кейнс был “несносным ребёнком”( из франц., буквен. «анфан террибль», человек, ставящий других в неловкое положение или мешающий другим заниматься делом своей бестактностью ). Он был полной противоположностью Риттершаузену, был мастером демагогии, перевернул экономику с ног на голову. Тысячелетиями проблема экономики заключалась в недостатке сбережений и сверх-потреблении, особенно во времена войн. Кейнс изобрёл “сверх-сбережение” и его близнеца “недопотребление”. Эти идеи вредны, просто потому что абсурдны, но доведённый до отчаяния мир купился на них, чего Кейнс давно ждал: он был одержим манипулированием всем миром своим умным пустословием, правда лишённым всякого смысла.

С другой стороны, Риттершаузен не имел скрытых мотивов. Он просто хотел докопаться до правды. И тем не менее, он нашёл её, указав на уничтожение зарплатного фонда в свете остановки обращения реальных векселей. Большая трагедия, что Риттершаузен родился в Германии, а не в Англии, а Кейнс родился в Англии, а не в Германии. Если бы случилось наоборот, на Кейнса никто бы не обратил внимания, как глас вопиющего в пустыне, а Риттершаузена вознесли бы на вершину мировой славы под шумное одобрение и восхищение.

История не повторяется (хотя более известно выражение немецкого философа Гегеля “История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса” — но, безусловно, её отголоски слышны. Финансовый кризис 2008 года и есть отголосок Великой Депрессии 30-х годов. Или может быть Великая Депрессия 30-х годов была предвестником чего то худшего: Великий Финансовый Кризис 2008 года и его последствия, всё ещё угрожающие миру?

Последний пережиток золотого стандарта был упразднён в 1971г., когда президент Ричард Никсон объявил дефолт по международным золотым обязательствам США – почти 40 лет после того, как президент Франклин Д. Рузвельт объявил дефолт по внутренним золотым обязательствам США. Эти действия породили стремительное распространение бумажных денег, первоначально предвиденное Кейнсом, а позже официально одетое в академическую одежду и приправленное вкусным политическим гарниром Милтоном Фридманом. Поначалу происходящее соответствовало лозунгу: “раньше никогда не было так здорово”. Но потом, как раз во время “бурных 20-х”, свеженапечатанных деньги попадали к спекулянтам, а те направляли их куда угодно. Снова надулись пузыри и стали лопаться один за другим. И сейчас мир столкнулся с худшей перспективой безработицы. По-любому гораздо худшей, чем та, которую предсказал Риттершаузен в 30-х. Мы можем, используя его терминологию, предвидеть, что Великая Депрессия II созревает. В мире до сих пор нет Фонда зарплаты, огромную армию безработных нужно будет накормить, одеть, обуть и предоставить кров. Денег на это нет, и правительства снова вынуждены будут создать их из ничего.

Самым очевидным путём выхода из этого тупика является реанимация Фонда заработной платы, разрешив спонтанное обращение реальных векселей, прекрасно работавших до 1914 года. И как бы ни утверждал кто-нибудь, что эти штуки могли бы работать и в режиме декретных (не подлежащих обмену) валют, не слушайте: реальные векселя работают только в случае погашения золотом: невозможно представить, что они будут погашаться неразменными бумажными валютами. Реальный вексель – это обещание заплатить золотом IOU (I owe you я вам должен (форма долговой расписки) , и он предполагает возврат долга, иначе не имеет смысла. Неразменные банкноты – это “IOU ничего” и не предполагает ничего – бесполезный инструмент в лучшем случае, мошенничество – в худшем. Чтобы иметь значение, реальный вексель должен погашаться финансовым инструментом высшего качества. По-другому он не сможет иметь обращение. Поэтому реабилитация реальных векселей предполагает синхронную реабилитацию золотого стандарта. Эти двое идут вместе, как рука и перчатка.

В США вернуть золотой стандарт можно вернув золото на Монетный двор, как предписывает американская Конституция, которую нарушали властолюбивые президенты, вроде Рузвельта и его последователи, каждый из которых приносил клятву защищать Конституцию, чтобы сразу же пренебречь ею.

Это будет выдающимся актом государственности, если новый президент восстановит монетарные положения американской Конституции.

Другого пути предотвратить обрушение долговой пирамиды, или спастись от цунами безработицы и развала глобальной системы закона и порядка, нет.

Антал Фекете

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *