Картина Мира

Почему экономическое неравенство — главная проблема этого века

В этом году обсуждать капитализм — модно как никогда. Виной этому книга французского экономиста Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке», которая стала бестселлером на Западе. Пикетти проанализировал макроэкономические данные США и стран Европы за последние полтора века и пришёл к выводу, что сегодня капитализм и социальное неравенство играют на руку сверхбогатому меньшинству. Книга сделала Пикетти постоянным гостем телешоу и настоящим поп-экономистом. Apparat изучил взгляды учёного на экономику, капитализм, имущественное неравенство и выяснил, почему мы перестали становиться богаче.

Благосостояния прошлого больше не предвидится

В середине XX века развитие капиталистических стран сопровождалось бурными темпами роста экономики и доходов широких слоёв населения, технологическим прогрессом и радикальными изменениями в структуре общества. Пикетти считает, что это было обусловлено специфическими последствиями крупных социальных потрясений.

piketty
Томас Пикетти

профессор Высшей школы социальных наук и Парижской экономической школы, историк экономики и экономист

«Постоянный рост неравенства был исторически заложен в экономических системах Европы и США, но из-за мировых войн и Великой депрессии этот процесс обратился вспять. Естественные тенденции к снижению неравенства тогда отсутствовали, поэтому я считаю, что рост общественного благосостояния между 1950-ми и 1980-ми годами — это исключительное и однократное явление. Отчасти высокие темпы роста связаны с послевоенным восстановлением экономики и бумом рождаемости. Вероятно, такое больше не повторится: вcё свидетельствует о том, что в последние десятилетия неравенство только усиливается».

С каждым годом богатые становятся богаче

У людей с небольшим достатком может складываться впечатление, что в течение нескольких лет их жизнь значительно улучшилась за счёт высоких темпов роста экономического благосостояния страны, но на самом деле пользу от этого в большей степени получает 1 % сверхбогатого населения, отмечает Пикетти.

«Если посмотреть на общий рост экономики США за тридцать лет до мирового финансового кризиса, то есть с 1977 по 2007 год, то можно обнаружить, что на 1 % самых богатых людей пришлось практически 60 % общего прироста национального дохода США. Следовательно, для оставшегося меньшинства темпы роста доходов были меньше, чем 0,5 % ежегодно.»

Неравенство — это не обязательно плохо

В массовом понимании у термина «неравенство» очень негативные ассоциации, хотя с точки зрения экономической теории оно даже приносит пользу. Другое дело в том, что сейчас, по мнению Пикетти, оно слишком велико.

«Не стоит называть экономическое неравенство полностью отрицательным явлением, ведь в теории оно таковым не является, без него, например, невозможны экономический роcт и инновации. Проблема заключается в масштабах неравенства: сегодня капитал наиболее обеспеченных людей планеты растёт в три раза быстрее средних доходов оставшегося населения. Такое неравенство сводит на нет социальную мобильность и серьёзно угрожает будущему демократии».

Низкие налоги делают богатых влиятельнее

Только кажется, что снижение налогов облегчает жизнь населению, убеждён экономист. Выигрывают от этого опять же владельцы крупного капитала, которые получают свободные ресурсы, чтобы влиять на государственную политику.

«Во многих странах после снижения верхней предельной ставки подоходного налога произошёл взрыв сверхдоходов, которые увеличили политическое влияние бенефициаров на изменения в налоговом законодательстве. Бенефициарами оказались богатые, которые были заинтересован сохранить верхнюю ставку налога несущественной. Это развязало им руки и открыло пути к финансированию политических партий и эффективному лоббированию своих интересов».

Мы не знаем, насколько оправданно имущественное неравенство

Неравенство в доходах и имущественное неравенство, с точки зрения Томаса Пикетти, не одно и то же. Неравенство условий жизни пока вообще толком не изучено специалистами. Насколько его существование оправданно — непонятно.

«Когда я говорю, что в неравенстве нет ничего плохого, я не подразумеваю разницу в наследственном капитале. Демократия исповедует равенство прав всех граждан, но мы видим, как это положение резко контрастирует с неравными условиями жизни. И чтобы примириться с этим явлением, мы должны понять, действительно ли социальное неравенство оправданно и рационально, а не возникает как побочный продукт устройства нашей экономики».

Негативные эффекты неравенства может снизить прогрессивный налог

При прогрессивном налоге высокие доходы облагаются государством соответствующей ему высокой ставкой дохода. Автор «Капитала в XXI веке» полагает, что такой принцип налогообложения наиболее эффективен при борьбе с имущественным неравенством.

«Мне видится, чтобы эффективно снизить неравенство между богатыми и бедными или избавиться от необычайно высоких уровней госдолга, нужен прогрессивный налог на капитал. Он в качестве инструмента, как правило, намного эффективнее инфляции. Прогрессивный налог является, пожалуй, наиболее адекватным ответом на ситуацию, когда доходы от инвестиций превышают экономический рост. Прогрессивный налог позволит избежать этой бесконечной спирали несправедливости и станет стимулом для мелкого бизнеса.»

Европейский союз неэффективен

ЕС является крупнейшим международным политическим и экономическим объединением, однако Пикетти не видит в его сегодняшнем устройстве эффективности — ни политической, ни экономической.

«Евросоюзу нужно стать более демократическим объединением. ЕС необходим наделённый полномочиями сильный парламент, который будет брать ответственность за свои политические решения. Из-за того, что мы всё ещё неполноценно интегрированы друг с другом и отказываемся сотрудничать в политике, экономике и даже финансовых вопросах, в проигрыше оказываются все. Общие для стран ЕС политические институты демократически нелегитимны и поэтому неэффективны. Как интересы той же Германии, в которой проживает больше 80 миллионов, в Совете министров может представлять только один человек?»

Налоговые споры в Европе на руку крупным корпорациям

В частности, страны Европейского союза погрузились в долгие споры о регулировании налогообложения в своих государствах, и это одновременно играет на руку корпорациям и увеличивает имущественное неравенство.

«От налоговых споров европейских политиков пользу получают только корпорации — они оставляют свои производственные мощности в одной стране, но оплачивают налоги в другой. Таким образом им удаётся сохранять миллиарды евро ежегодно, в то время как малому и среднему бизнесу недоступны такие трюки. Складывается впечатление, что Евросоюз вообще не заинтересован в интеграции налоговых систем: пока политики не могут договориться, в их странах продолжает увеличиваться неравенство».

Критики капитализма игнорируют провал коммунизма

На волне популярности книги со стороны правых в адрес Пикетти стали звучать обвинения в коммунизме и ревизионизме марксизма. Сам учёный неоднократно признавался, что даже не читал главный труд Маркса «Капитал», поскольку не считает его актуальным.

 «Мне неинтересно критиковать капитализм как таковой, потому что я принадлежу к тому поколению, которое ещё помнит падение коммунистических режимов. По ним у меня вообще нет никакой ностальгии. Мне сделали пожизненную прививку от ленивой риторики антикапитализма, которая до сих пор игнорирует исторический провал коммунизма».

Экономисты увлеклись математикой и далеки от практических проблем

Томас Пикетти скептически настроен по отношению к повсеместному внедрению в экономику сложных для понимания математических теорий — он убеждён, что экономика — это скорее наука про общество, чем про отвлечённые цифры.

«Как правило, экономисты уверены, что они намного умней всех остальных, а тем более историков — и это уже слишком, ведь мир за последние годы до сих пор не продвинулся в исследовании экономических процессов. Занимаясь социальными науками, учёным необходимо быть скромнее и прагматичнее. Если бы я остался заниматься экономикой в Америке, то вряд ли бы занялся своим преимущественно историческим исследованием, потому что оказался бы посреди одной экономической теории. Конечно, математика полезна для экономики, но только когда у фактов и теории правильное соотношение. Сейчас экономисты занимаются ровно противоположным — выдумывают сложные для понимания математические модели с минимумом эмпирических компонентов».

Источник http://apparat.cc/human/thomas-piketty-society/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *